Зачем это здесь?

Я не думаю серьёзно обо всех этих электронных штучках. Для меня электронный документ - не документ. Документ - это то, что я могу прочесть без помощи технических средств, имея нормальное зрение. Collapse )

Двухконтурная экономика

То, что происходит с экономикой, — сознательное решение начальства, решившего построить «двухконтурную» конструкцию: в одной меньшая часть общества собирает все сливки с ресурсной ренты, другая, большая часть, предоставлена самой себе.

Ну вот опять, ведро майонеза не обошлось без ложки дерьма, точней, без двух ложек. Во-первых, "начальство", которое действует на протяжении всей статьи, это и есть эксплуатирующий класс, российская часть мирового эксплуатирующего класса. Во-вторых, никто ничего не решал и не строил, оно всё построилось само, когда мелкие людишки разрывали на части большое тело Советского Союза. Никто из богачей не собирался обездолить массу людей, о массе прочих людей каждый такой думал только в том смысле, чтобы те не помешали его личному обогащению.

Не трогай кучку

Интересно, как это у них получается? Сознательно так не получится, у творческих личностей атмосфера должна быть такая, чтобы от чтения каждой статьи смердело. Вроде бы, всё правильно говорит о явлении, о плохом здоровье бедных детей, но вот не может в ведро майонеза не бухнуть стакан говна: "Дети в нашей стране всегда жили плохо. Советские дети, за исключением семей суперэлиты, были бедными вообще все. Но вырастали они по внешнему виду одинаковыми, потому как не было столь чудовищного расслоения именно по уровню доступа к эффективной медицине".

Во-первых, через пару лет отметим юбилей, тридцать после уничтожения СССР. Перестанут числиться молодыми дети, рождённые после. Может, перестанем оглядываться? Но нет, необходимо сказать гадость.

Во-вторых, какая такая суперэлита в СССР?

В-третьих, какая такая эффективная медицина?

В-четвёртых, внешний вид у советских детей был одинаково хороший или одинаково плохой?

Каждый раз когда попадается статья "Новой газеты", надолго отбивает всякое желание читать это издание. Не трогай кучку, вонять не будет.

Излишек как следствие ограниченности

boeing-s-flying-car-lifts-off-in-race-to-revolutionise-urban-travel

Был такой экономист со странно звучащим для русского уха именем и фамилией — Пол Баран. Странность становится понятна, когда узнаешь, что родился он в Николаеве Одесской губернии. Осел в США и написал большое исследование "Политическая экономия роста", в котором рассматривает понятие экономического излишка. Понятие настолько скользкое, что пришлось написать обширное разъяснение "Некоторые теоретические выводы (глава, не вошедшая в «Монополистический капитал»)"

Исследователь рассматривает различные излишки. Здесь и придание товару свойств, которые потребителю не нужны, вроде "килей" больших американских автомобилей (была такая мода в те времена, когда издавалось исследование). Своеобразным излишком являются способности рабочих, которые не использует монополия. Ускоренная амортизация, с одной стороны, и замедление замены оборудования, с другой — это может замедлять техническое развитие или ускорять, когда какая-нибудь новинка неосвоена. Примеров тому предостаточно в указанной книге, и по ним заметно, что численная оценка всех этих явлений затруднена. С одной стороны, на изготовление автомобильных "килей" тратятся дополнительные ресурсы: расчёты инженеров, материалы, время рабочих, — с другой стороны, потребитель радостно хватался за новую игрушку, значит, какую-то потребность она удовлетворяла, имела какую-то потребительную ценность. То есть, в какой-то степени количественное изменение меновой ценности товара отражало качественное изменение потребительной ценности.

Все прочие явления экономического излишка столь же трудны для исчисления, а качественное их рассмотрение весьма зависит от точки зрения, от позиции исследователя. Но само явление Пол Баран связывает с монополистическим капиталом. Возникновение монополии и олигополии он рассматривает не как извращение некоего идеального капитализма, но как развитие присущих капитализму свойств.

А я подумал, что монополизация рынка и стала возможно из-за того, что рынок ограничен. Если он способен бесконечно расширяться, то как его монополизировать? Сколь бы крупным ни был капитал, рынок был бы для него ещё более великим. Это я критикую в сторону Ленина с его "Империализмом" и "Экономическими рукописями". Он утверждал, что "капитал сам создаёт себе рынок", а на деле оказалось не так, и сам же Ленин рассматривает монополистические капиталы.

То есть, монополии создают излишки, которые исследует Пол Баран, вследствие ограниченности рынка, вследствие способности производства к расширению, которая превышает всякие потребительские возможности, даже не говоря о платёжеспособном спросе. Объективно есть рост производительной силы труда, а монополии субъективно вынуждены к нему приспосабливаться, чтобы сохранить капитализм, то есть эксплуатацию.

Вишенка на тортике, изложение Бараном символа веры буржуазных экономистов и буржуазных обывателей, и пусть не говорят, что марксисты их не понимают (Читайте неторопливо, спокойно, вдумчиво. Это красивое изложение.): "...нет ничего проще товара: это любая вещь или услуга, которая обменивается на деньги на рынке, и которую люди готовы купить или, что то же самое, ради получения которой они готовы отказаться от покупки другого товара или услуги. Поскольку капиталистическая система основана на разделении труда и рыночном производстве, её сущностной чертой является производство товаров, а поскольку товары по определению — это нечто нужное людям (иначе зачем они будут жертвовать чем-то ради их получения?), легко прийти к выводу, будто капитализм — это устройство для удовлетворения человеческих желаний. Более того, если поскольку товары в норме продаются на свободном рынке, отдельный покупатель может распределить свои траты таким образом, чтобы получить предпочитаемый набор вещей и услуг. Таким образом, капиталистическая система объявляется механизмом, не просто удовлетворяющим человеческие желания, но удовлетворяющим их оптимальным образом. Этот выгодный результат — плод деятельности отдельных фирм. Процветание и даже выживание этих фирм зависит от их способности вывести на рынок товары, которые люди захотели бы купить. То есть капиталистический рынок как бы выполняет задачу организации производства желанных людям вещей. В то же время конкуренция между фирмами гарантирует предложение товаров по минимальной цене. Ибо любая другая цена удалит взимающего её продавца с рынка, отдав его предприятие в руки конкурентов. Поэтому общество получает не только структуру производства, согласующуюся со вкусами потребителей, но и объёмы производства, растущие в соответствии с уровнем производительности. Но и это ещё не всё: фирмы, вынужденные конкуренцией снижать издержки и развивать производительность, ещё и вознаграждают «факторы производства» (собственников земли, капитал и рабочую силу) в соответствии с их вкладом в производство и налаживают их работу во всё более и более эффективных направлениях и сочетаниях. Получается, что произведённая в максимальном количестве и самым оптимальным из возможных способов продукция распределяется с наибольшей справедливостью и пользой".

Попробуйте поспорить с этим!

Окончательное уничтожение стоимости



В основе рассуждений классической политэкономии лежит рассуждение о равной стоимости обмениваемых товаров. Каждый участник обмена стремится к собственной выгоде, старается подороже продать и подешевле купить, но в совокупности во многих актах обмена эти стремления уравновешиваются, и товары обменивают по соотношению рабочего времени, общественно необходимого для их производства. С развитием отношений обмена выдвигается товар, который становится эквивалентом всех других товаров, деньгами. Рабочее время, общественно необходимое для производства каждого конкретного товара, выражают в соотношении с рабочим временем, общественно необходимым для производства конкретного количества денежного материала, и данное количество называют ценой товара.

Collapse )

(no subject)

Однажды сын поинтересовался, каково нам жилось в Советском Союзе? "На еду хватало?" Я даже растерялся. Действительно, как рассказать о той жизни? Тогда же наткнулся на книгу Юрия Мухина под отпугивающим названием "СССР — потерянный рай" и рекомендовал сыну её. Мухин довольно подробно пишет о быте семьи родителей и своей, о работе родителей и своей, почему пошёл работать туда-то, учиться туда-то, как женился и тому подобное. Кстати, он довольно подробно разобрал с японским коллегой заработные платы, на что тратили. В перестройку нас любили ошарашить численным сравнением зарплат "на Западе" не в пользу Советского Союза.

И всё это время я думал, как же нам там жилось? И вот что сказал при очередной встрече:

В то время я был уверен, что у меня всегда будет жильё, будет еда, будет работа, будет лечение, будет образование. Я был настолько уверен, что не задумывался над этим. Я не мог представить, что этого не может быть.

Мы не так, чтобы полностью были довольны тем, что имели, но это нормально для людей, потому и перестройку приветствовали. Но мы предполагали, что ничего из вышеперечисленного не исчезнет, что только изменится к лучшему, что беспорядки временные, ненадолго, на год-другой от силы. Так и прошла вся жизнь, как временная.

(no subject)

И продолжая о книгах. Образцы сами по себе не дают желаемого эффекта. Как объясняли мне родственники-учителя, в советское время была установка, что литературные образы должны быть для подрастающего поколения примером поведения. Угу, Татьяна с Евгением да Базаров с Раскольниковым... Максим Горький заявил, что "всем лучшим в себе обязан книгам", и казалось, усади ребёнка за правильную книгу, и будет тебе воспитательское счастье. Но выясняется, из книги всякий человек вычитывает всякое разное. И не только из художественной книги, но из научной тоже.

Одиозный пример — "Капитал". Уж насколько в книге автор всё разжёвывает, уж как его обвиняют в многословии! Но он многословен именно для того, чтобы не оставить недомолвок, чтобы втолковать однозначно. И насколько неоднозначно его толкуют!

Иногда прочитаешь какое-нибудь историческое исследование на животрепещущую тему, убедительно доказывающее нечто, и хочется поделиться полученным знанием с хорошими друзьями, просветить их. Даёшь им эту книгу, но они почему-то не просвещаются.

Совсем без книги нельзя, но её одной недостаточно, простите за трюизм.

(no subject)

Недавно в очередной раз популярный блогер высказался против насилия над школьниками, против преподавания "Войны и мира" в школах. В нашем детстве не было столько интересных занятий, как сейчас, когда в руках ребёнка смартфон и в телевизоре 100500 каналов, нам оставалось только читать бумажные книги, тогда ещё можно было оправдать "Войну и мир", а сейчас максимум, чего можно давать детям — рассказы Чехова и прочих. А в Германии, где живёт блогер, так и вообще литературу не преподают. Сие высказывание спровоцировало флейм, при этом забавно, что сам провокатор — широко известный в узких кругах писатель. А самое интересное, что он прав и не прав. Он неправильно понимает, зачем в школе литература, но совершенно прав, что это насилие.

Классическое образование означает образование на образцах. Есть у человечества высшие достижения в различных областях деятельности, и ученик старается повторить эти достижения, и тем самым как бы становится конгениален, присоединяется к гениальности творцов. Когда он копирует рисунок античной статуи, у него в голове возникают те же процессы, которые возникали у ваятеля. Или например, Иоганн Себастьян Бах и сам переписывал ноты, и заставлял учеников, и не говорите, что это потому, что не было тогда принтеров. Бах сознательно говорил, что переписывая ученик лучше познаёт произведение. Или например, студенты-художники много времени проводят, копируя картины мастеров.

С литературой та же история. Мы даём школьнику лучшие образцы языка не для того, чтобы он узнал, почему Татьяна с Евгением не поженились, а чтобы школьник научился так говорить и писать, как писал Пушкин. Почему Пушкин? Да потому что он вобрал и выразил ту речь, которая была вокруг, очистил её от суеты и мелочи, выделил главное, основное, и теперь надо эту основу передать детям. А дети не умеют, поэтому не хотят, им непривычно, и заставлять необходимо так же, как тренер заставляет школьника на турнике подтянуться ещё раз, постараться пересилить себя, чтобы стать сильней. Да это насилие, но именно насилием воспитывают людей.

Кстати, неплохо бы в качестве домашнего задания давать переписывание "Войны и мира".

(no subject)

Снова из Ландберга, о Рокфеллере-родоначальнике:

Рокфеллер, как человек осмотрительный, сначала сомневался в целесообразности широкой щедрости, если считать её таковой. Фослик пишет: "Гейтс часто кричал на старшего Рокфеллера. Ваше состояние, заявлял он, растёт, как снежный ком. Вам нельзя от него отставать. Вы должны распределять его быстрее, чем оно увеличивается. Если вы не будете этого делать, оно сокрушит вас и ваших детей и детей ваших детей". (конец цитаты)

Священник был не дурак. Разъяснение у Ландберга страницей ниже: "...повсюду, куда он помещал свои деньги, он имел преданных друзей". Таким образом, "он занялся филантропической деятельностью, преследуя своекорыстные, личные цели".

Кто-то скажет, ну и пусть, зато некоторые добрые люди получили возможность делать благие дела, помогать хотя бы некоторым нищим. Но вот парадокс, помогая некоторым нищим, поддерживая капиталистов, поддерживая накопление капитала, добрые люди тем самым увеличивают количество нищеты в соответствии со всеобщим законом.