abzads (abzads) wrote,
abzads
abzads

Category:

Ответ товарищу Ноткину, Александру Ильичу.


Эти ответы так интересны, что надо приводить их целыми абзацами.

 

По пункту первому

Сталин пишет: "В "Замечаниях" имеется известное положение о том, что общество не бессильно перед лицом законов науки, что люди могут познать экономические законы, использовать их в интересах общества. Вы утверждаете, что это положение не может быть распространено на другие формации общества, что оно может иметь силу лишь при социализме и коммунизме, что стихийный характер экономисческих процессов, например, при капитализме не даёт обществу возможности использовать экономические законы в интересах общества.

"Это неверно. В эпоху буржуазной революции, например, во Франции буржуазия использовала против феодализма известный закон об обязательном соответствии производственных отношений характеру производительных сил, низвергла феодальные производственные отношения, создала новые, буржуазные производственные отношения и привела этим производственные отношения в соответствие с зарактером производительных сил, выросших в недрах феодального строя. Буржуазия сделала это не в силу особых своих способностей, а потому, что она кровно была заинтересована в этом. Феодалы сопротивлялись этому не в силу своей тупости, а потому, что они кровно были заинтересоваы помешать осуществлению этого закона."[44-45]

Очевидно, что здесь товарищи говорят о разном, вследствие чего товарищ Сталин подтвеждает слова товарища Ноткина. Вряд ли Сталин подразумевал заседание революционного Конвента с повесткой "О приведении производственных отношений в соответствие с существующими производительными силами". Понятно, что революционная буржуазия действовала стихийно, в её сознании было лишь желание увеличить свою прибыль. Скорее всего, товарищ Ноткин говорил именно о стихийности, несознательном действии в докоммунистических общественных формациях. Как, например, коршун использует силу тяготения, падая на добычу, но безусловно не знает о существовании соответствующих законов.

Но здесь ещё раз надо отметить отличие законов общественного развития от природных закономерностей. Французская буржуазия устанавливала те производственные отношения, которые увеличивали её прибыль, закрепляли её господство. Она не действовала бессознательно, подобно коршуну, складывающему крылья для броска. И этими сознательными действиями она привела производственные отношения в соответствие с производительными силами. А те отношения, которые пытался сохранить класс феодалов, уже не обеспечивали господства, поэтому класс слабел и потерпел поражение. В результате закономерно повторилось то, что повторялось не раз: производственные отношения пришли в соответствие с производительными силами, но не как неизбежное природное явление, а в результате сознательного действия масс. Субъективно эти массы действовали в собственных интересах, ещё не представляя закономерности развития общества. Поэтому к ним неприменимо понятие "использовали общественные законы".


По пункту второму

Сталин пишет: "Вы утверждаете, что полное соответствие производственных отношений характеру производительных сил может быть достигнуто лишь при социализме и коммунизме, а при других формациях может быть осуществлено лишь неполное соответствие.

"Это неверно...

"...нельзя принимать в абсолютном смысле слова "полное соответствие"...

"...Их следует понимать так, что при социализме дело обычно не доходит до конфликта между производственными отношениями и производительными силами, что общество имеет возможность своевременно привести в соответствие отстающие производственные отношения с характером производительных сил."[46-47]

Здеь опять неточная терминология. "Конфликт между производственными отношениями и производительными силами" есть борьба кита со слоном. С одной стороны - материальные вещи, машины, средства производства, рабочие люди, с другой стороны - отношения между людьми в процессе производства. Первично материальное, отношения могут соответствовать или не соответствовать материальному. В докоммунистическую эпоху люди устанавливают отношения по традици, юридически и тому подобными способами. Они не сразу отмечают изменения, которые произошли в производительных силах, не сразу отмечают, что требуются новые отношения. Поэтому закономерно обычно отставание развития отношений от развития производительных сил. Подобное отставание, как можно понять из замечаний Сталина, характерно и для социалистического общества.

То есть, всё отличие от эксплуататорских формаций, когда общество ещё не осознавало собственные законы развития, лишь в быстроте реакции. "Социалистическое общество... не имеет в своём составе отживающих классов, могущих организовать сопротивление" внедрению новых отношений. То есть, сталинский социализм есть лишь слегка усовершенствованный капитализм. Чего стоит марксистская наука, если производительные силы развиваются сами по себе, а отношения людей могут лишь догонять их побыстрее, чем в домарксовы времена?

Коренное отличие, точнее - противоположность, есть. Это планирование. Планирование обобществлённого производства, по сути, есть установление производственных отношений. Общество заранее устанавливает производственные отношения, в рамках которых предстоит создать некие производительные силы. Произошёл переворот по сравнению с предыдущими формациями. Если мы понимаем это, то мы используем это. Если Сталин не понимал это, то сталинисты не могли это использовать. Таким образом, они не овладели производственными отношениями, но остались в зависимости от них,  в зависимости от своих иллюзий о соответствии производственных отношений производительным силам.


По пункту третьему

Товарищ Ноткин рассматривал средства производства в СССР как товар, на что Сталин возражал:

"Можно ли рассматривать средства производства при нашем социалистическом строе, как товар? По-моему, никак нельзя.

"...Во-первых, средства производства... только распределяются государством среди своих предприятий. Во-вторых,.. государство при передаче их тому или иному предприятию ни в какой мере не теряет право собственности на средства производства, а наоборот, полностью сохраняет его. В-третьих, директора предприятий... не становятся их собственниками..."[47-48]

Все эти три довода говорят об одной стороне производственных отношений: в обобществлённом производстве, хотя бы и на первой стадии обобществления, при национализации, отсутствует обмен продуктов труда, в данном случае - средств производства, соответственно, отсутствует товар.

"Почему же в таком случае говорят о стоимости средств производства, об их себестоимости, об их цене и т.п.?

"По двум причинам.

"Во-первых, это необходимо для калькуляции, для расчётов, для определения доходности и убыточности предприятий, для проверки и контроля предприятий. Но это всего лишь формальная сторона дела.

"Во-вторых, это необходимо для того, чтобы в интересах внешней торговли осуществлять дело продажи средств производства иностранным государствам. ...но только в этой области, наши средства производства действительно являются товарами..." (Выделил Сталин. - И.П.) [48]

Получается так, что на каждом предприятии плановые отделы, где работают дипломированные специалисты, заняты формальностью. Доходность и убыточность предприятий - лишь формальность. Но если это формальность, то не имеет смысла вычислять их даже на случай продажи продукции за границу, потому что, продавая на мировом рынке, приходится ориентироваться не по собственным убыткам и доходам, а по ценам рынка.

Производство при социализме не должно быть доходным или убыточным. Оно должно удовлетворять потребности людей, и оценивать его необходимо именно с этой стороны. Средства производства не удовлетворяют потребности, они лишь промежуточный продукт при изготовлении предметов потребления. Поэтому бессмысленна оценка по доходности отдельного предприятия, изготовляющего промежуточный продукт. Тем не менее, на каждом предприятии есть плановый отдел, занимающийся тем, о чём говорит Сталин: калькуляцией, расчётами, определением доходности и убыточности. И занимается этим именно для того, о чём говорит Сталин: для проверки и контроля.

А как ещё бюрократии контролировать завод, допустим, по производству подшипников? Для бюрократа не имеет смысла сообщение потребителя подшипников, что они лучше или хуже,  изнашиваются раньше или позже. Всё это надо знать изготовителю, который будет изменять технологию. А что здесь делать бюрократу? Бюрократ умеет делать только одно: наказывать или поощрять. Для этого ему нужны простые показатели, желательно - численные. Наличествует то или это, и в каком количестве. Поэтому, план заводу спускают в показателях стоимости, отчёт получают в них же и наказывают или поощряют по исполнению этих показателей.

Сталин совершенно прав: это формальная сторона дела, - но он лукавит: эта сторона господствует над реальной стороной. Люди не изменяют сознательно производственные отношения, лишь стараются действовать в рамках однажды возникших отношений.

Далее Сталин пытается отделить форму от содержания: "...в наших социалистических условиях экономическое развитие происходит не в порядке переворотов, а в порядке постепенных изменений, когда старое не просто отменяется начисто, а меняет свою природу применительно к новому, сохраняя лишь свою форму, а новое не просто уничтожает старое, а проникает в старое, меняет его природу, его функции, не ломая его форму, а используя её для развития нового"[48].

Помыслить форму отдельно и независимо от содержания мы, конечно, можем, но в жизни формы без содержания не бывает. Ещё две тысячи лет назад, не зная такой терминологии, умные люди просто советовали не наливать вино молодое в мехи старые. Если отменён товарный обмен между предприятиями, а есть только распределение, то необходимо отменить исчисление стоимости, что бы ни выражало это исчисление, иначе возникает фетиш стоимости, идея некоей формы товаров при социализме, которая заслоняет новое содержание - производство по потребности - и грозит возвратом старого содержания - капиталистического способа производства.

Нужно отметить явное нежелание качественных скачков, выраженное в словах "развитие происходит не в порядке переворотов, а в порядке постепенных изменений". Бюрократ хочет оценивать только по количеству, в этой оценке нельзя ошибиться, а оценивая качество трудно быть уверенным, что оцениваешь правильно. Потому и говорит, что развитие идёт, когда идёт количественное изменение.


По пункту четвёртому

Закон стоимости не даёт покоя ни Сталину, ни его оппонентам: "Является ли действие закона стоимости на цену сырья, производимого в сельском хозяйстве, регулирующим воздействием, как это утверждаете вы, товарищ Ноткин? ...воздействие закона стоимости на цену сельскохозяйственного сырья никак не может быть регулирующим. ...сам закон стоимости регулируется указанными выше факторами, свойственными социалистическому производству."[50] (Выделил Сталин. - И.П.)

В капиталистическом способе производства цена товара определена общественно необходимымы рабочим временем, потраченным на его производство. Из соотношения цен товаров проявляется соотношение рабочего времени, потраченного на производство того или другого товара. Ориентируясь по этому соотношению, агенты общества - капиталисты - распределяют вложения капитала, определяя будущее производство.

Перед диктатурой пролетариата стоит та же задача распределения будущего рабочего времени для производства различных продуктов. Когда сохранён товарообмен, задача планирующих органов упрощается, если указать цены на различные виды продуктов, долю заработной платы в цене и задания на производство стоимости. Это упрощение ставит достаточно простой вопрос: как указать цену? Этот вопрос тоже простой, потому что на всякий продукт есть технологическая карта, из которой можно выяснить трудозатраты. Остаётся посчитать совокупное рабочее время в народном хозяйстве, распределить его сообразно трудозатратам на производство тех или иных продуктов, выразить долю каждого продукта как цену в совокупной стоимости планируемого производства и выдать стоимостные задания тем или иным предприятиям.

Так получилось, что и социалистическое планирование начали, и от стоимости не отказались. Влили новое содержание в старую форму. Планировать надо ориентируясь на цены. Поскольку марксисты отличаются от капиталистов тем, что осознают общественные законы, то определяют цены, сознательно ориентируясь на закон стоимости, но не дают ему воли, потому что у нас не капитализм.

Всё выглядит красиво, но всякая красивая схема нежизнеспособна.

Во-первых, трудозатраты в технологической карте неоткуда взять, кроме как спросить у рабочего. Человек - существо приспосабливающееся, и даже если представить сознательного рабочего, который рассказал и показал технологу доподлинно, сколько времени уходит на каждую операцию, через некоторое время этот же рабочий может изменить способ. А карта уже утверждена в вышестоящих планирующих органах.

Во-вторых, в нашей схеме нет места качеству, а потребителю нужно именно качество продукта, его потребительная стоимость. При капитализме потребитель подтверждает качество товара своими деньгами. Он как бы обнуляет время, потраченное на некачественный продукт, делает его ничтожным, уничтожает. Социалистическое производство на это пойти не может из принципа экономии рабочего времени. При плановом производстве устанавливают количество продукции, которая будет произведена, и было бы абсурдно заранее исходить из того, что часть её будет уничтожена, тем более, что нельзя заранее даже узнать, как это будет часть. Если вспомнить, что плановые задания утверждают бюрократические органы, то можно подумать, что они и должны бы утверждать требования по качеству, встать между потребителем и производителем. Но бюрократия и качество - вещи несовместимые, бюрократ отчитывается по своей деятельности и отдаёт приказы подчинённым, опираясь на количественные показатели.

Выход есть: надо дать свободу производителю в планировании и свободу потребителю в требованиях по качеству. Но если при этом мы продолжаем интересоваться рентабельностью, доходностью, избегаем убыточности, распределяем продукт как товар, допускаем действие закона стоимости, то неизбежно возвращаемся к капитализму. Новое содержание не уживается со старой формой. Если сохраняем форму, придётся вернуть содержание. Красивая схема привела к реставрации старых порядков.

Tags: "Экономические проблемы социализма"
Subscribe

  • Фламенко

    Я ни разу не видел это вживую, только в кино или по телевизору. Но и в телепередачах операторы стараются показать главное, авторы стараются…

  • Мы их хороним

    Секацкого всегда читаю с удовольствием. Умеет он посмотреть с неожиданной стороны на давно знакомое и рассказать с едва уловимой иронией, оставаясь…

  • Фукуяма был прав

    Прочёл наконец статью "Конец истории?" Угу, она так нашумела в то время, что не было необходимости читать. Похоже, слова о "последних гвоздях в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments