abzads (abzads) wrote,
abzads
abzads

Организация необходима

Свои статьи о советской революции Антон Баумгартен начал за упокой классового авангарда и закончил во здравие его. Начал словами "партии не участвуют в Советах" и закончил тем, что для Советского движения "потребуются организации и партии". Понимать ли это как пустое противоречие поверхностных помыслов псевдомарксиста или как добрую догадку диалектики действительного движения?

Кризис капиталистического накопления стал источником оптимизма для капиталистов, ожидающих грандиозный передел капиталов, и для леваков разного толка, ожидающих грандиозный передел общественного устройства. И те и другие нынче весьма плодовиты на планы и предвиденья. Не отставая от мэйнстрима, сайт "Левая Россия" выложил две статьи вышеупомянутого автора на актуальную нынче тему: "Советская революция" и "У потухшего костра". В них дан анализ классов современного российского общества, их происхождение из классов советского общества, и предсказано, что же нам со всем этим делать.

Начнём с происхождения. За последние два десятилетия верхушка КПСС устроила классовый геноцид рабочих бывшего СССР, задуманный ею ещё в 1980-х годах. Не по зловредности, а в порядке самозащиты, иначе рабочий класс "мог бы легко разгромить верхушечную контрреволюцию и не допустить реставрации капитализма". "Мог бы легко разгромить", потому что "рабочий класс СССР был слишком многочислен и силен". Но "рабочие СССР дали себя разгромить", потому что не могли ничего сделать. Как увязать силу класса с тем, что рабочие не могли ничего сделать, Баумгартен не пишет. Он пишет о том, что у рабочих не было ничего: организаций, партии, средств информации, интеллигенции, армии, спецслужб, средств производства, - ничего своего. Как такое ничтожество может быть сильным, даже "слишком сильным", автор не объясняет.

Но те, кто слегка знаком с классикой марксизма и с классикой философии, легко додумают за быстрым мыслью автором: рабочие СССР были великим классом-в-себе, и ничтожным классом-для-себя. Сила рабочих, прежде всего в их работе, а советское производство было грандиозно. Мало того, что оно само по себе удерживало второе место в международной гонке ВВП, к нему по сути были присоединены производственные мощности многих стран. Большой объём производства, налаженные многочисленные связи, современный уровень техники - всё это составляло силу рабочего класса СССР. А классового сознания не было, не было классового руководства, это был олигофрен с мышцами атлета. С таким можно сделать всё, что захочешь, можно уничтожить. Получилась вот такая, очень диалектичная и очень марксистская картина.

Но читатель знает, что в СССР были организации, партия, средства информации, интеллигенция, армия, спецслужбы, средства производства. Если это было не у рабочих, то кому это принадлежало? Баумгартен не скрывает очевидное: всё это было в руках классовых врагов рабочих. Враги эти - "крошечный и всё время сужающийся круг лиц - высшее руководство ВКП(б)-КПСС", которым "с самого начала" принадлежала "вся полнота власти". "Их интерес состоял в том, чтобы сохранить свою власть и приумножить свои привилегии, перенеся их на капиталистическую основу. Это означало присоединение этой верхушки к мировому капиталистическому классу, в первую очередь западному. Советская верхушка завидовала его образу жизни, хотела наслаждаться такими же благами..."

Остаётся открытым вопрос, почему эта верхушка так долго ждала своего часа, переименовывала ВКП(б) в КПСС, прежде, чем "перенесла свои привилегии на капиталистическую основу"? Остаётся неразъяснённым, почему верхушка, которой "принадлежало всё", уничтожило основу своего благополучия - советское производство? Но возможно, отвечать на это не входило в планы Баумгартена.

Для него ясно одно: чтобы "решить противоречия российского общества в интересах большинства", необходима революция, в которой "Советы производителей, от местных до общенациональных, станут единственным субъектом законодательной и исполнительной власти. Советы формируются исключительно из делегатов, избранных производственными коллективами". Он замечает, что для "Ленина непременным условием государства рабочих и крестьян была партия, а не советы". Но нашему автору ясно одно: "такой партии в России нет и в обозримом будущем не будет".

Сейчас такой партии нет, не отрицаю, это известно, несмотря на то, что есть немало организаций, которые, каждая сама себя, почитают за такую партию. Причину, почему же "такой партии не будет", автор объясняет тем, что нет сейчас "Ленина и других великанов".

Если нет, то и не надо - такую подсказку нам даёт История. Потому что современный "культурный уровень российской массы производителей неизмеримо выше того, что привел Ленина к его концепции профессиональной партии классового авангарда". "Такая партия была бы сейчас реакционной", и понятно почему: снова прибрала бы к рукам власть Советов. "Мы - другие, перед нами - другой классовый противник, и наша революция будет другой".

А будет она такой. "Советское движение является предельно широким, идеологически нейтральным, имея только одну цель – взятие власти всероссийской системой советов производителей... Предположим, что идея Советского движения "овладела массами", пусть для начала скромных размеров... И они составляют первую сетевую структуру будущего океанского коралла. В постоянном обмене идеями и опытом, с ростом товарищества, они приступают к созданию и расширению советского движения на местах... создание советских ячеек в трудовых коллективах и во вне – в местных общественных и политических организациях... Наконец, когда появится уверенность в успехе, или когда чрезвычайные обстоятельства потребуют немедленных действий, Советы объявят всеобщую политическую забастовку с одним требованием передачи им всей полноты власти в стране. И не только объявят, но и приступят к ее взятию, начиная с контроля над производством, транспортом, городскими службами, университетами и школами". И автор не видит, "что им может помешать это сделать".

Во второй статье есть немножко классового анализа современного российского общества, вычисление доли рабочего класса в России, сравнение с этой долей в других странах, выяснение, что эта доля не мала, да вот духовно оскудела. Есть вывод, что в новой революции "будет доминировать мелкая буржуазия". Есть опасения, что "соxранить классовое государство в России можно будет только с помощью фашистской революции", с указанием соответствующих признаков, подтверждающих эти опасения.

Но автор не отчаивается: "единственная и пока только теоретическая возможность предотвратить фашистский сценарий для России это Советская революция". Она возможна, потому что доля пролетариата в населении всё ещё не мала, гораздо больше, чем сто лет назад. Но чтобы Советское движение "стало реальностью, потребуются организации и партии нового типа", наподобие бланкистов или спартаковцев. Потому что "это были не массовые и потому неизбежно бюрократизированные партии, а сравнительно небольшие сообщества революционеров исключительныx морально-волевыx качеств, настоящиx подвижников, дуxовной элиты борьбы за эмансипацию рабочего класса. Иx целью было не заместить его у власти, а помочь ему взять и удержать ее. Иx руководящим нравственно-политическим принципом было героическое служение массам, а не вождизм и власть над ними с какими бы то ни было благими намерениями... партия как элита дуxа, как коллектив людей, показывающий пример служения делу равенства – такая партия необxодима и останется необxодимой пока этот идеал не реализуется в действительном единстве человеческого рода".

Я не развешиваю ярлыки. Возможно, всё это и есть марксизм, марксистская диалектика. Отрицание отрицания партии, приводящее к её утверждению. Не так важно доказать правоту или неправоту Баумгартена, как выяснить истину классовой борьбы.

Сила класса эксплуататоров определяется его способностью организовать эксплуатацию. Сила класса эксплуатируемых определяется его способностью организовать сопротивление эксплуатации. В этом смысле сила верхушки ВКП(б)-КПСС представляется абсолютной, а сила рабочего класса СССР - ничтожной. Действительно, когда верхушка захотела, тогда и реставрировала капитализм. Почему захотела в конце 1980-х? Похоже, по той же причине, по какой однажды дух, носившийся над бездной, содал твердь и небо. Причём "государственная машина "советского" государства стала государственной машиной капиталистов. Им не потребовалось "вдребезги разбивать" ее и создавать новую. Наоборот, она "пришлась им впору, как сшитые по заказу перчатки!"

Тут человек, знакомый с государственным устройством РФ в сравнении с СССР удивится. Дело в том, что государство в СССР руководило плановым производством. Это государство представляло сложную конструкцию из партийной, советской, министерской бюрократии, и в общей своей сложности составляло планы производства и следило за их исполнением. Причём, планы в СССР не составляли тупо сверху вниз. Составление их увязывалось с возможностями и планами предприятий. По сути, именно производственный план скреплял СССР. С отказом от планирования, с передачей производственной инициативы предприятиям (неважно, какой формы собственности), когда началось регулирование производства рынком, стало ненужным бывшее государство. Нынешнее государство, прошло период формирования. Несмотря на знакомые всё лица из бывших министерств и комитетов, несмотря на службы, ведущие происхождение из советских министерств и комитетов, роль у этих служб другая. Самая важная роль, после президента и премьера, у министра финансов. Это отражает сущность современного российского государства: оно собирает и распределяет денежные потоки. Из каких источников эти потоки, неважно: производство, взятки, бандитизм, - всё равно. Лишь бы источников было побольше. Платные образование и медицина, монетизация льгот, коммерциализация ЖКХ - всё подчинено главному: собрать и распределить побольше денег.

Если даже считать "верхушку ВКП(б)-КПСС" классом эксплуататоров, то из рассмотрения современного государства РФ в сравнении с государством СССР следует признать, что нынче у власти иной класс, чем до реформ, хотя бы даже представленный всё теми же лицами.

В "Немецкой идеологии" Маркс писал, что класс формируется в противостоянии с другим классом. Противостояние пролетариата буржуазии выражается в демонстрациях, профсоюзах, забастовках, партийной борьбе и т.п. В течение советской истории наблюдается спад протестной активности рабочих на протяжении первых лет советской власти. Дальше активность представлена одиночными явлениями. Исключение - 1950-е годы, время нескольких стихийных бунтов в городах и восстаний в ГУЛАГе. Организаций рабочих не наблюдается. Есть редкие кружки интеллигенции и считанные диссиденты. Баумгартен это списывает на "аппарат насилия, неизмеримо более мощный, чем репрессивный аппарат русского самодержавия". По его мнению, из-за страха рабочих никак не выражалось сопротивление рабочего класса, рабочие не создавали организаций. А может, причина в другом: высококультурные рабочие СССР считали эти организации ненужными?

Движение масс проявилось с 1989 года шахтёрскими и другими забастовками, многочисленными митингами и демонстрации. Но это не был протест против верхушки. Обвиняя одних её представителей, рабочие поддерживали других. Верхушка сама не была чем-то цельным, она раскололась. Рабочий протест эпохи перестройки и гласности можно назвать классовым, если говорить о рабочем классе, и нельзя назвать классовым, поскольку он не был против какого-либо класса. Он был против бюрократии, но бюрократия не класс, бюрократия - формальное воплощение существующего порядка. Протест был направлен против существовавшего порядка. Но против существовавшего тогда порядка была и значительная часть тогдашней верхушки. Это движение, поскольку в нём участвовали слои уходящего советского общества, не было классовым в смысле борьбы эксплуатируемых против эксплуатации, поскольку то общество не было классовым в смысле разделения на классы по месту в системе эксплуатации.

То, что Баумгартен назвал класовым геноцидом, было не уничтожением класса, а зарождением класса. Точнее, двух противостоящих друг другу классов. А если рассматривать явления российской истории как часть мировой истории, это было присоединение части бывшего советского общества к мировому капиталу, части - к мировому пролетариату, части - к мировой резервной промышленной армии.

Только в перестроечных грёзах могло привидеться кузнецким шахтёрам, что с освобождением от гнетущего плана они заживут ещё лучше, чем прежде. Нет, за приобщение к мировому рынку пришлось платить приобщением одних к мировой резервной промышленной армии и чрезмерной интенсификацией труда других. Лучшей доли, в виде образа жизни европейского среднего класса, добились весьма немногие.

Российский отряд мирового пролетариата возникал параллельно российской группе мировой буржуазии. Их слабости отражают друг друга и вызваны особенностями преобразования цельного советского хозяйства - связанных производственным планом предприятий - в массу частных капиталов.

Капитал - это, прежде всего, деньги. Причём, будучи пущенными в оборот, эти деньги приносят прибыль: Д - Д'. В таком чистом виде этот оборот бывает у ростовщика. У торгового капиталиста оборот капитала проходит через куплю-продажу товара: Д - Т - Д'. В производственном капитале, который нас интересует больше всего, процес покупки средств производства и продажи готового товара опосредован процессом производства: Д - Т ... П ... Т' - Д'.

У будущих российских капиталистов не было денег, чтобы приобрести бывшие советские средства производства. Деньги тогдашних дельцов чёрного рынка - мелочь, по сравнению со стоимостью завода средних размеров. Будущие российские капиталисты приобретали у российского государства бывшие советские предприятия за деньги, которые занимали у этого же государства. Ваучерная приватизация тоже была способом наделить работающими предприятиями тех, у кого не было денег на покупку этих предприятий.

Но став владельцем предприятия, человек ещё не становился капиталистом, даже если получал доход от этого предприятия. Капиталист - владелец капитала, а значит должен иметь возможность направить капитал туда, где выгоднее его вкладывать. А если ты просто завладел заводом, то сначала нужно превратить его в деньги, чтобы потом вкладывать эти деньги, куда пожелаешь. Эта процедура на бухгалтерском языке называется повышением ликвидности активов. И новые хозяева советских предприятий стали выкачивать деньги из своих предприятий, да так, что у рабочих родился лозунг "Спасем завод от хозяев!" Нехватка денег для выплат рабочим, бартерные схемы, проедание основных фондов, - все эти явления объясняются ростом капиталов на бывшей советской почве. Свежеиспечённый владелец продавал на металлолом работающее оборудовани, и это было ему выгодно, несмотря на уничтожение завода, потому что таким образом он получал в свои руки денежный капитал, который мог направить, куда хотел. Способом создания российских капиталов стала ликвидация советских предприятий. Поэтому российское производство - недомерок по сравнению с советским.

Одновременно с ростом российских капиталистов на противоположном полюсе общества рос российский рабочий класс. (Завершается рост рабочего класса тогда, когда его общественная сила достаточно велика для самостоятельной политики. Но его политика - уничтожение политики. Как только силы достаточно выросли, пролетариат начинает уничтожение разделения общества на классы и тем самым - самоуничтожение. До этого любое состояние пролетариата лишь временное, промежуточное, переходное.) И он не мог формировать свои пролетарские организации, пока не достигнет некоторого уровня. Именно этим объясняется отсутствие партий и пессимизм Баумгартена, который не сделал правильный классовый анализ и поэтому сделал ошибочный вывод, против которого сам же восстал под конец своих рассуждений.

И тот же рост, незрелость, пролетариата позволяют нам успокоить Баумгартена по поводу фашистской опасности. В сегодняшней России есть "безраздельное господство несколькиx промышленно-финансовыx конгломератов... наличие огромной мелкобуржуазной массы... мощный подъем реакционных идеологий... деградация марксизма и коммунизма" (С последним я поспорил бы. "Деградация" от уровня Ленина? Несомненно. От уровня Суслова? От этого уровня несомненно наблюдается развитие.), следовательно, "имеются основные ингредиенты" фашистского переворота. Но в современной России нет одной малости, без которой все прочие составляющие не дадут фашизма: нет сильного рабочего движения.

Коммунистическая и фашистская партии - единоутробные сёстры. Они зарождаются в лоне протеста трудящихся против эксплуатации и растут рядом. Но у них разные отцы. Протест, оплодотворённый научным мировоззрением приводит к коммунистическому движению. А протест, не выходящий за рамки очевидности, здравого смысла отзывается на предложение простых решений и направляется по фашистскому пути.

Когда капиталистическая партия не может удержать власть, сохранить господство эксплуататоров, эксплуататоры призывают фашистов, чтобы бороться против коммунистов. Это опасный метод, подобный лечению сифилиса прививкой туберкулёза. Он угнетает капиталистическое производство. От диктатора страдают не только красные враги, но и правоверные союзники. Копиталистической конкуренции в экономике соответствует буржуазно-демократическая конкуренция в политике, поэтому фашистская диктатура - угнетающее капитализм средство, к которому капиталисты прибегают лишь в случае большей опасности - угрозы пролетарской диктатуры.

Поэтому, если Баумгартен не находит в современной России серьёзной коммунистической партии, то он может не искать серьёзную фашистскую партию. Но если он отказывается работать над созданием коммунистической партии, тем самым он избавляет от конкуренции создателей фашистской партии. Рассуждение Баумгартена: если ВКП(б)-КПСС узурпировала советскую власть, то нужно отказаться от партийности, - по своей простоте не отличается от рассуждений "Чёрной сотни" о влиянии жидов на Россию. Но фашистские идеологи свободны от рефлексии по поводу тяжёлого исторического прошлого. Им неважно, что фашизм уже однажды потерпел сокрушительное поражение в мировом масштабе. Они с новыми силами повторяют старый бред о духе, крови и почве, предлагая оправдания фашистским организаторам. Они не будут идеологически нейтральны. Чтобы создать крупную фашистскую партию не хватает малого: усиления движения трудящихся до уровня, когда испуганные капиталисты понесут большие деньги организаторам.

Баумгартен предполагает, что идея Советского движения овладеет массами, для начала в скромных размерах, а дальше - больше. Но не объясняет, по какой такой причине эта идея будет распространяться в массах. Почему он предполагает, что ими овладеет советская идея, а не фашистская? Предотвратить фашистский переворот, по его мнению, может лишь Советское движение. Но чтобы противодействовать фашистской организации, нужна коммунистическая организация. Как бы мы ни мечтали, как бы ни оценивали современное состояние российского общества, противодействовать организации может только организация. Если общество созреет для создания организации, то коммунисты должны стать её инициаторами, иначе инициаторами станут фашисты.
Всякий класс общества неоднороден, и пролетариат не исключение. Идея Советского движения не может овладеть всеми одновременно. И что же делать тем товарищам, сознание которых уже созрело для коммунизма? Сидеть в ожидании, когда идея перейдёт как заразная болезнь от них отставшим? Враги-то не будут ждать. Враги организованы. У капиталистов есть аппарат насилия, фашисты создают отряды штурмовиков. Противостоять организованному насилию может только организованное насилие, и партия должна стать аппаратом красного террора против террора белого или коричневого. Иначе не победить.

В силу неоднородности пролетариата, часть рабочих пойдёт на поводу у буржуазии, позволит обманывать себя, позволит подкупить себя частичными уступками в псевдосоциалистическом духе. Буржуазия будет создавать и уже создаёт организации в таком роде. Пример - социалистическая риторика "Справедливой Росии". Продиводействовать этому тем, что "идея Советов будет овладевать массами"? Идея в голове хороша, когда в руках есть сила, а сила пролетариата в организованности.

Баумгартен в конце концов произносит слова о необходимости организации. Но эти слова никак не следуют из предыдущего его изложения и поэтому неубедительны. Это лишь благое пожелание о морально-волевых качествах будущих революционеров. И это трюизм. Ко же отрицает, что для общественной деятельности нужны люди, решительно отдающие себя ей?

Необходимо остановиться на том, как тщательно подсчитывал Баумгартен долю промышленного пролетариата в населении. Из этого подсчёта сделан вывод, что благодаря большей доле в населении в будущей революции будет доминировать мелкая буржуазия. Но в борьбе важна не численность класса, а его значение. Финансовая мировая верхушка исчисляется едва ли десятками тысяч против шестимиллиардного населения планеты. И кто доминирует в сегодняшнем мире? Сила пролетариата не в количестве, а в организации общественного производства. Мелкая буржуазия распылена, это индивидуалисты. А организованный протест нескольких сотен работников водоканала, или энергетиков, или машинистов метро парализует жизнь миллионного города. Вся масса современной мелкой буржуазии напрямую зависит от работы небольшого, сравнительно с ней, количества рабочих. Кто же будет доминировать, если рабочие будут организованы?

Ещё одна особенность мелкой буржуазии: она не может создать идеологию, цель движения. Цели мелких буржуев столь же неопределённы в общем, сколь конкретны для каждого конкретного хозяйчика. "Дом - полная чаша", "запас на чёрный день", "оставить детям добро", - что может быть конкретней и проще? А за пределами собственного дома, собственного хозяйства - туман, в котором общественные очертания теряются или искажены. В таком тумане мелкая буржуазия цепляется к поводырю, и чем проще и яснее для неё выражается поводырь, тем быстрее она к нему цепляется. Поэтому мелкая буржуазия так падка на фашистскую идеологию, и составляет массовую опору фашистских партий. Мелкая буржуазия - союзник сильный исключительно своей массой и союзник неверный, изменяющий под влиянием настроения, уходящий к тому, кого сочтёт на данный момент сильнее.

Население России сегодня - в основном городское население. Современный город отличается от города столетней давности. Тогда ещё по большей части город был скоплением домов, индивидуальных хозяйств. Сегодня город - одна большая машина для жилья, связанная со многими другими такими же машинами. Общественный транспорт, водопровод, централизованное отопление и электрификация сделали в значительной части общественным и потребление. Несмотря на то, что многие горожане вздыхают о преимуществах сельской жизни, тех, кто действительно готов поменять и меняет городской комфорт на сельские прелести, немного. Таким образом, современная мелкая буржуазия в значительной части иная, чем век назад. Она больше зависит от крупного общественного производства, более осознаёт эту зависимость. Деятельность работников водоканала для горожанина сегодня намного важнее, чем работа водоноса сто лет назад. Таким образом, авторитет рабочей организации у мелкой буржуазии сегодня будет выше, чем тогда.

Одна из больших ошибок Баумгартена в том, что он никак не разумеет роли мирового пролетариата и мировой буржуазии. Российские рабочие формируются как один из отрядов всемирной армии труда и знают это. Пожалуй, ни одно собрание с участием профсоюзных или левых актвивистов, в которых мне приходилось участвовать, не обходилось без упоминания о том, что "во Франции делают так, а в Бразилии эдак". Друг другу противостоят не российский пролетариат и российские капиталисты, а мировой пролетариат и мировой капитал. Отряды пролетариата связаны между собой через организации, пока - национальные, но намерение создать новый коммунистический Интернационал уже высказано.

Подводя итог, надо признать, что классовую организацию в России нельзя было создать до последнего времени, потому что ещё не вырос класс. Понимание необходимости политической организации трудящихся возникло у рабочих активистов недавно. Она учреждена, и нам следует приложить все силы, чтобы из неё выросла коммунистическая организация. А без коммунистической организации не обойтись.

Tags: классовая борьба, организация
Subscribe

  • Из Секацкого

    Из "Онтологии лжи", 2017 г., стр. 110: "Сознание так устроено, что фоновый уровень его работы представляет собой непрерывное порождение химер и…

  • Всеобщая ошибка Гребера

    Исследование Гребера достаточно убедительно показало, что гипотеза первоначального обмена не имеет исторического основания. Скорее всего монетное…

  • Преданная революция

    "К концу Второй мировой войны призрак неминуемого восстания рабочего класса, который преследовал правящий класс Европы и Северной Америки не…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments