abzads (abzads) wrote,
abzads
abzads

Category:

Рассуждения Евгения Сахонько "К вопросу о стоимости рабочей силы при капитализме"

Он попросил прокомментировать статью.

Поначалу автор сетует, что "динамика изменения стоимости рабочей силы не принимается в расчет при исследовании общественных процессов. Считается, что стоимость рабочей силы величина постоянная". Кем считается, автор не сообщает, хотя ему должен бы быть известен ход всякого научного исследования. Сначала надо рассмотреть утверждения предыдущих авторов, а потому уже сообщить своё мнение с учётом свежеобнаруженных фактов.

Сахонько сразу взял быка за рога: "По нашему мнению стоимость рабочей силы складывается из двух основных составляющих:
- стоимости средств потребления необходимых для воспроизводства рабочей силы в полном объеме;
- и непосредственных трудовых затрат на воспроизводство рабочей силы".

По первому пункту нет возражений, это почти цитата из "Капитала". По второму можно подумать, что если один рабочий купил манной кашицы, а другой купил суровых ржаных сухарей, то стоимость его рабочей силы повыше, потому что трудозатраты разгрызания сухарей намного выше, чем затраты на засасывание кашицы.

Сахонько разъясняет, о потреблении, что стоимость рабочей силы "складывается исключительно из стоимостей продуктов и товаров, употребленных потребителем, производящихся в сфере производства рабочей силой. То есть из стоимости перенесенной с этих продуктов на рабочую силу". По-моему, слова о "переносе стоимости продукта на рабочую силу" несколько путают читателя. Представьте, цикл воспроизводства капитала завершён. Рабочий растратил свою силу и ушёл со своей зарплатой. Стоимость его силы была уже когда капиталист авансировал капитал. Рабочий купил товары на зарплату и потребил их. Они перестали быть товарами, как только он отдал за них свои деньги. Их стоимость исчезла для капиталистического производства. Рынок освободился от них, он готов к новому циклу воспроизводства, который наполнит его новым товаром. Никаких переносов стоимости в процессе потребления предметов рабочим нет, потому что этой стоимости нет. Для рабочего предмет потребления не имеет ту ценность, которую он имеет для капиталиста-товаровладельца. Для капиталиста товар имеет меновую ценность, для рабочего ценность покупаемого товара в потреблении. Поэтому в сфере потребления нельзя говорить о стоимости, под которой автор явно подразумевает денежный эквивалент.

Сахонько сделал открытие: "тенденция роста стоимости рабочей силы по мере развития производительных сил".

Точнее, открытие сделал Ленин: "при обсуждении соотношения между ростом капитализма и “рынка” невозможно опускать из виду той несомненной истины, что развитие капитализма неизбежно влечет за собой возрастание уровня потребностей всего населения и рабочего пролетариата".

Но тут надо различать, возрастание потребления не означает автоматически рост стоимости рабочей силы. И не потому что при возрастании потребления могут дешеветь потребительские товары, а потому что стоимость рабочей силы есть не более как составляющая часть авансируемого капитала, переменный капитал, и он может уменьшаться относительно суммы авансируемого капитала при абсолютном своём росте. Есть такая тенденция — рост органического строения капитала.

Ещё раз, надо различать, о чём мы говорим, о составляющих частях капитала или о потреблении рабочего класса.

Далее обширная цитата:

при феодализме уровень потребления основного производительного класса – крестьянства - замер на уровне минимума необходимого для элементарного воспроизводства его рабочей силы. Его росту препятствовали эксплуататорские классы, полностью изымавшие прибавочный продукт и постоянно посягавшие на необходимый. Кстати, это обусловлено тем, что практически не было роста производительности крестьянского труда. Гораздо большими темпами шел рост производительности труда в отраслях, обслуживающих бурно развивающиеся потребности эксплуататорских классов, которые неимоверно расширялись, благодаря изъятию и концентрации в их руках прибавочного продукта. Феодалы (экономически, изымая весь прибавочный продукт, а порой и часть необходимого; идеологически через религию, призывавшую терпеть все лишения; да и просто физически уничтожая, всякого, пытающегося жить лучше) сдерживали, консервировали рост потребления основной рабочей силы (крестьянства) при феодальном строе. И надо сказать там, где позволяли природные и климатические условия, например, в Китае или Индии, была достигнута некоторая стабилизация состояния, в котором рабочая сила могла длительно содержаться на таком уровне потребления. (конец цитаты)

Забавно, Сахонько практически повторил мнение Ленина из "Экономических рукописей". Роза Люксембург даже отказалась комментировать подобную глупость. Но я не Роза. Давайте поменьше рассуждать и побольше вспоминать.

Что бывало с феодалами, которые изымают чересчур много прибавочного продукта, показала судьба князя Игоря из "Повести временных лет". Крестьяне никогда не были безропотными овцами. Феодалы вынуждены были строить замки для сбора и обороны прибавочного продукта. Обороны не только от своих коллег, но и от тех, кого обирали. Борис Миронов утверждает, что в позапрошлом веке в среднем каждый русский помещик испытывал в течение жизни одно покушение со стороны крестьян. Это как-то по-иному заставляет посмотреть на отношения классов. А того продукта, который крестьяне оставляли себе хватало на расширенное воспроизводство. Вот ведь какая неожиданность для Ленина и Сахонько! Аграрное перенаселение возникло даже в зоне рискованного земледелия Центральной России, что уж говорить о плодородных равнинах Индии и Китая. В Китае смена династий была обусловлена мальтузианскими циклами, подробности смотрите у Нефёдова, а об Индии сказать ничего не могу, не читал, но подозреваю, что циклы перенаселения-разорения чередовались в этой плодородной области.

Неплохим учебным пособием для Евгения Сахонько была бы книга "Феодализм и народные массы" Бориса Поршнева. Там исследованы не только вопрос об классовых отношениях феодалов и крестьян, но и вопрос о стоимости рабочей силы.

Вкратце, стоимость рабочей силы определяется стоимостью тех предметов потребления, которые рабочий класс отвоевал для себя. Прежде всего борьба классов, то есть, больших групп людей, за свои материальные интересы, а потом уже денежная оценка результатов этой борьбы.

В рассматриваемой статье нет никаких фактических данных, хотя есть утверждения, которые требуют иллюстрации, вроде "изменения, в частности, касаются стоимости рабочей силы, которая в развитых странах сильно выросла, и продолжает расти небывалыми темпами". Статья написана в 2000 году, но к этому времени заработная плата в США, например, не росла практически тридцать лет. Мало того, она не росла и двадцать лет после этого. Полвека — уже солидный срок, достаточно солидный, чтобы отказаться от дальнейшего рассмотрения "тенденции роста стоимости рабочей силы по мере развития производительных сил".

Вот какое дело, в ходе революций прошлого века испуганные капиталисты вынуждены были поделиться с рабочими некоторой долей прибавочного продукта, но заметим, только в более развитых странах. А вот как начал Леонид Ильич в дёсны целовать президентов и премьеров, так капиталисты и прекратили делиться, а потом и отбирать начали.

Рост потребления с того времени, когда остановился рост заработной платы в США был обусловлен расширением кредита. Но расширение кредита служило прежде всего сохранению иллюзии накопления капитала, когда накопление достигло предела. Рост потребления рабочего класса при этом — лишь побочный эффект. Да и то, какого класса? Ищите исследования по теме "ржавый пояс США" и обнаружите рост нищеты рабочих США в то же время, когда Евгений Сахонько писал свою статью.

Цитата:

Еще раз сформулирую суть закона повышения стоимости рабочей силы при капитализме: стремление капитала как можно быстрее реализовать необходимый продукт рабочему классу (и реализовать, кстати, с избытком, поскольку у капитала были всегда проблемы со сбытом прибавочного продукта) ведет к росту стоимости рабочей силы, к увеличению стоимости, необходимой для воспроизводства работника, и, соответственно, к снижению прибавочной стоимости. (конец цитаты)

Такие рассуждения бывают у людей, которые, помимо вышеуказанного, забывают о цикличности воспроизводства капитала. Поэтому и Розу Люксембург не поняли и не приняли. Капиталисты не могут реализовать рабочим товаров на бОльшую стоимость, чем та, которую рабочие получили в размере авансированного переменного капитала. Соответственно, у "закона повышения стоимости рабочей силы" нет никакой сути.

Дальше статью не читал, слишком многа букафф, и не пробудился интерес переворошить весь массив в поисках перлов.
Tags: крупный мыслитель
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments