abzads (abzads) wrote,
abzads
abzads

Показатель катастрофы

Чтобы ответить на вопрос о гибели Советского Союза, недостаточно открыть движущее противоречие советского общества. Необходимо ещё дать численный показатель, катастрофическое изменение которого пришлось на середину восьмидесятых годов прошлого века. Первое показал Гинтарас Буткус, второй дал Гирш Ханин, осталось их соединить.

Помимо прочего, кризис сбыта 1923 года заставил руководящие органы нормировать заработную плату. Нормировали от произведённой стоимости, от вала, поэтому, чтобы увеличить заработную плату предприятие должно было увеличить валовую стоимость. Это было необходимо предприятию, чтобы привлечь рабочих. Индивидуальное требование повышения заработной платы было массовым и потому являлось одной из движущих общественных сил, и оно взламывало плановое производство, потому что увеличение показателя валовой стоимости не всегда соответствовало увеличению производства полезных вещей. Это закономерность управления посредством предписания и отслеживания показателей. Вот вам противоречие: с одной стороны плановая соразмерность общественного производства, а с другой стороны её разрушает хаос дутого показателя. Дело в том, что показатель вала раздували как могли и когда могли, то здесь, то там. В общем накапливался повторный счёт, и например Дмитрий Валовой полагал, что использование именно этого показателя разрушило советское хозяйство. Но у повторного счёта нет катастрофического предела, который мы ищем, нарастает себе и нарастает.

В глубине различных способов наращивания вала был один, который и сыграл роковую роль. Руководитель предприятия требовал от конструкторов придумывать продукт подороже, чтобы в нём затрачено было больше труда и больше сырья. Помимо прочих способов, таким образом можно наращивать валовую стоимость. Постепенно, вследствие множества усовершенствований полезного оборудования в подразделении производства средств производства шла инфляция. Тут и возникло явление, на которое указал Ханин: повышение восстановительной стоимости основных средств относительно балансовой стоимости. Например, вы построили завод стоимостью один миллион рублей и сроком службы двадцать лет. По окончании этого срока вы накопили амортизацию, тот же миллион, но собравшись строить новый завод обнаружили, что он стоит теперь на четверть дороже. На балансе у вас всё это время был завод стоимостью один миллион, но по мере износа для его восстановления надо будет затратить большую сумму.

Составляя план развития народного хозяйства, руководство увеличивало капиталовложения. Это нормально. Но оно не учитывало превышение восстановительной стоимости относительно балансовой, и приблизительно в середине восьмидесятых годов прошлого века наступил момент, когда вся сумма, направленная на повышение капиталовложений была поглощена простым воспроизводством. То есть, руководство отдавало приказ двигаться вперёд на основании имеющегося баланса народного хозяйства, но хозяйство стояло на месте. Это и есть катастрофа.

Возьмём наш пример с заводом, который изначально стоил миллион рублей. По окончании срока его использования вы решили построить завод лучше прежнего, а значит, дороже. Отлично, вы используете не только накопленную амортизацию, но добавляете из накопленной прибыли ещё четверть миллиона в надежде получить завод лучше прежнего, и вдруг новый завод оказывает таким же как предыдущий. Вложив больше денег вы не получили никакого улучшения, ничего не изменилось.

Нет, кое-что экономисты замечали, скромно говоря о падении эффективности капиталовложений, но даже если кто-то понимал, то никто не решался заявить, что вследствие массового давления советского рабочего класса идёт инфляция средств производства. В идеологии, в учебниках, в книгах и фильмах были совсем другие рабочие и другое производство. Понадобилось раскрепощение так называемой гласности, чтобы опубликовали во втором номере "Нового мира" за 1987 год статью "Лукавая цифра", но было уже поздно, через три месяца вступил в силу закон о государственном предприятии.

Обнаружив замедление темпов роста экономики советское руководство приказало то, что оно привыкло приказывать: ускорить. Ускоряться было приказано теми же методами, которыми действовали до сих пор, потому что других не было. Понятно, тот метод, который привёл к катастрофе, не мог предотвратить эту катастрофу. Василий Селюнин и Геннадий Ханин предлагали хотя бы сбалансировать хозяйство, привести балансовую стоимость в соответствие с восстановительной, то есть, сначала сделать перестройку, а потом уже ускоряться. Но руководство утверждало, что некогда думать, надо трясти. Потрясли. Всё рассыпалось.

P.S. Для меня вопрос закрыт. Мне понятно в основном, что случилось и почему тогда, когда случилось, остальное детали.
Tags: Буткус, СССР, Ханин, плановое производство
Subscribe

  • Нам пришло письмо

    Отнёс руководству. Собственно, единственный сотрудник старше шестидесяти лет в нашей организации — генеральный директор. Кстати, и болела, и…

  • "Сколько ещё должно умереть, чтобы ты привился?"

    Моя вина! Это я! Я повинен в смерти этих славных людей! Они умирают в мучениях и умирают каждый день. Дайте мне дорогу к пункту вакцинации! Одним…

  • Интересное из Италии

    Оказалось, собственно от модной болезни умерло менее четырёх тысяч итальянцев, грубо, один на пятнадцать тысяч населения. Указанные в статистике…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments