December 4th, 2008

2. Вопрос о товарном производстве при социализме


Здесь Сталин указывает на глубокую ошибку некоторых товарищей, которые "считают, что партия поступила неправильно, сохранив товарное производство после того, как она взяла власть и национализировала средства производства в нашей стране"[10]. При этом товарищи ссылаются на Энгельса, а Сталин им растолковывает, что они неправильно поняли формулу Энгельса. От такой дискусси повеяло бы герменевтикой, если бы Сталин не выказал понимания предмета дискуссии.

 

Collapse )

3. Вопрос о законе стоимости при социализме


В начале этой главы спорные положения идут настолько плотно, одно тесня другое, что невозможно дать ясное представление о рассуждении Сталина, комментируя каждое. Поэтому, сначала - длинная цитата, а потом - комментарий.

 

Collapse )

4. Вопрос об уничтожении противоположности...


4. Вопрос об уничтожении противоположности между городом и деревней, между умственным и физическим трудом, а также вопрос о ликвидации различий между ними (не поддерживает редактор ЖЖ таких длинных заголовков)

 

Collapse )

6. Вопрос о неизбежности войн между капиталистическими странами


В этой главе Сталин опровергает тех, кто уверен, "что противоречия между лагерем социализма и лагерем капитализма сильнее, чем между капиталистическими странами, что Соединённые Штаты Америки достаточно подчинили себе другие капиталистические страны для того, чтобы не дать им воевать между собой... Эти товарищи ошибаются. Они видят внешние явления, мелькающие на поверхности, но не видят тех глубинных сил, которые, хотя и действуют пока незаметно, но всё же будут определять ход событий"[30].

 

Collapse )

Обобщение о брошюре Сталина


Эта брошюра написана не как единое целое. Она собрана из кусков, которые связаны лишь общей темой. Это несколько рассуждений по одному поводу. Такое соединение внешними связями отражает стиль мышления Сталина. Его противники называли его рассуждения амальгамой, потому что в них смешано несоединимое. Сталин был весьма начитан, но извлекал из книг не развитие мысли, а отдельные суждения, как прозектор отрезает части мёртвого тела, а потом приделывал извлечения к своим рассуждениям, как доктор Франкенштейн сшивал своё чудовище. Если самые правильные слова отделить от развития мысли, выражаемой этими словами, они становятся так же мертвы, как мертвы части тела, отрезанные от человека. Доктору в книжке удалось гальванизировать тело, которое он сшил из мёртвых частей, но создать живую мысль из обрывков чужих речей никто не сможет.

 

Collapse )