May 8th, 2019

Тётя-людоед

Кто-то верно выразился, мол, кому-то надо было обязательно испортить воздух накануне праздника. Лично я не отмечаю День победы, потому что полагаю, мы недостойны, мы растратили то, что сделали и защитили наши деды, что продолжили и построили наши отцы. Одна писательница, лауреат каких-то премий высказалась недавно: Кто хочет понять идею блокады Ленинграда, должен знать: зимой 1941/42 года многим матерям в Ленинграде пришлось выбирать, кого из своих детей им следует есть (воспользовался гуглопереводчиком). В обсуждениях больше говорят, как она назвала Сталина пособником Гитлера, но я думаю, Сталину не привыкать, не первый раз, у него защитники найдутся, а вот это: "многим матерям", "выбирать" — это поставило писательницу за грань добра и зла. Буквально, она обвинила "многих матерей" в людоедстве. Подчёркиваю "многих". Когда была неразумной девочкой, ей там что-то помнИлось, когда бабушка с матушкой поминали блокадные будни. У самой есть дети, возможно. Эти дети могут теперь спросить маму: "Мама, а кого бы ты выбрала в таких обстоятельствах?" Мама может подумать. Я могу дать совет, чтобы не пришлось долго думать и изображать страдания выбора, между мальчиком и девочкой на съедение надо брать мальчика, жизнь и здоровье девочки важней для продолжения рода. Ведь мама озабочена высшим, продолжением рода. Опять же, между младшим и старшим детьми одного пола надо сохранять жизнь старшему, потому что он уже прошёл некоторые трудные стадии роста, и неизвестно ещё, как их пройдёт младший. Кстати, если положение не исправится, и на грань голодной смерти встанет мама, она должна сохранить свою жизнь за счёт последнего ребёнка, потому что мама уже имеет детей, то есть, проверено, способна к деторождению, а девочка ещё неизвестно как созреет. Всё рационально. Кстати, дела немцев в той войне были рациональны, они рационально шли забрать себе жизненное пространство у недочеловеков, которые не умеют это пространство рационально использовать. Писательница использует методы Гитлера и Геббельса, она рационализирует зло. Теперь можно издать брошюрку "Советы начинающему людоеду". Можно снять фильм "Трудный выбор людоеда", где в финальных кадрах поседевшая женщина, бывшая девочка, которой мама сохранила жизнь, приходит со своими повзрослевшими детьми, или даже с внуками на могилку съеденного братца и шепчет со слезами на глазах "Спасибо, Ваня". И в диафрагме рядом с могилкой братика могилка дорогой любимой и любящей мамочки как знак их загробного примирения. Катарсис в зале и призы на фестивалях обеспечены. Ах, да, для особого смака надо взять близнецов-девочек. Или вообще наснимать фильмов с различными сочетаниями родителей и детей, ведь, "многие матери".

Дело не в том, что моя будущая мать едва не померла с голоду в Ленинграде. Я не потому разозлился. Меня любая гадость злит, о которой узнаю. Ненавижу, когда сволочи брешут. Мало того, что они сволочи, держали бы свою сволочность при себе, но нет, они должны своё говно выдавить на всеобщее обозрение. Но из-за родственного отношения к историческому событию, которое обсуждают, у меня тоже есть некоторое количество детских впечатлений о маминых воспоминаниях. Точнее даже не о воспоминаниях, мама не могла вспоминать и рассказывать, было слишком тяжело, она иногда вдруг скажет что-то, помянет, не больше. И повзрослев, я интересовался этим, знакомился, читал исследования, подборки документов. Живу тут. Ну, я высказал, чего стоят слова как бы писательницы. Если кто не понимает, тому уже не объяснить, закругляюсь.