abzads (abzads) wrote,
abzads
abzads

Лифшиц о достоевщине и фрейдизме

Мысли Лифшица читаешь как свои: "Ни Достоевский, ни Фрейд и никто другой не убедят меня в том, что являющиеся у меня неожиданно и бесконтрольно невесть какие мысли являются моей истинной сутью, а то, что я думаю сознательно, — чем-то наносным. Наоборот, этот стихийный наплыв всякого разного и особенно влечение в опасную, причудливую, отрицательную сторону указывает именно на незащищённость моего "я" от внешних возможностей, которые способны вовлечь меня в свой вакуум, будь это хоть действительная пропасть, на краю которой я стою. Сильные возможности опасны для нашего духовного и нравственного здравия, они могут снести нашу ограду, но это внешняя сила или точнее — доказательство того, что выгородиться из внешнего мира, где нет ни добра, ни зла, и установить человеческий мир нам не так легко. Да, у людей есть удовольствие, и он радуется грязи, но я готов держать пари, что это не самое лучшее в человеке. "Пришёл чистенький человек и критикует". А вы хотели бы, чтоб я был грязненький, тогда бы вы приняли меня в свои объятия?"

Это замечание всяким фрейдо-марксистам и марксо-фрейдистам, которые могут только смешать понятия из противоположных мировоззрений и ничего более, потому что ничего более невозможно. Или "я" — моё сознание, возникающее в отношениях между людьми, или "я" — нечто стихийное, несознаваемое. Фрейдизм возник как реакционный ответ на революционную сознательность. Сознание требует революцию, революции необходима сознательность, и тут зарождается буржуазный протест, который заявляет, что сознание ложно, а потому революция бессмысленна, не поможет, не нужна.

Я бы не назвал "наплыв всякого разного" совсем уж стихийным, но об этом надо говорить особо, исследовать эти "наплывы". На деле, они тоже из нашего сознания, точнее — из нашей предыдущей деятельности. Поскольку всю память мы приобретаем, когда растём и живём в этом мире, в этом обществе, постольку всё так называемое бессознательное — это то, что накопилось в нашем сознании через наше восприятие. "Эти наплывы", поскольку они проявляются, мы замечаем их, сознаём "наплыв", постольку его уже нельзя назвать бессознательным.

Отдельно можно заметить о вакууме, который "вовлекает". Вакуум засасывает только потому, что с противоположной стороны есть давление. Возможно, "эти наплывы" и возникают именно тогда, когда есть сильное давление?

Это только заметки Лифшица для себя, если бы он писал статью на публику, то развернул бы многое, например короткое замечание об ограде. Назвать оградой то, что отделяет сознание, человеческое от нечеловеческого, не совсем правильно. Само слово "ограда" даёт понятие чего-то постоянного, прочного, непроницаемого, ограждающего от воздействия. Но на деле между человеческим и нечеловеческим идёт постоянное взаимодействие, мы постоянно делаем человеческое, постоянно отделяем нечеловеческое от себя. Нельзя один раз отмыться и быть вечно "чистеньким", чистоту необходимо соблюдать. Поэтому сильные возможности не только опасны, но они ещё и полезны, они укрепляют.

Tags: Михаил Лифшиц
Subscribe

  • Возможности роста производства в России

    Делягин тоже обратил внимание на обширное строительство фабрик и заводов в провинциях. Не такое, как в эпоху индустриализации, не взрывное, но эдакое…

  • Ключевой недостаток теории трудовой ценности

    Споры в комментариях к предыдущей заметке отражают общее заблуждение. Это же заблуждение отражено в "Трактате о бредовой работе", когда Гребер…

  • (no subject)

    Если мы относим оказание услуг к производству товаров, то мы должны в этом производстве двигаться в господствующем направлении — повышать…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments