abzads (abzads) wrote,
abzads
abzads

Categories:

Почему же не было восстания?

Книга известного исследователя В.Н. Земскова "Сталин и народ" заинтересовала меня подзаголовком "Почему не было восстания". Я не рассчитывал увидеть новые цифры от Земскова, основное уже известно, но причина покорности советского народа неизвестна до сих пор. Почему люди, те же, которые свергли вековое царское рабство, терпели измывательства новоявленного диктатора? Почему они как бараны пошли на бойню, устроенную двумя диктаторами, из которых неизвестно кто хуже? Простое и понятное объяснение "половина страны сидела, а другая её охраняла", увы, пришлось оставить после публикаций того же Земскова из архивов НКВД, ведь, достоверность сталинской статистики признавал даже такой ярый антисталинист как Роговин. Есть ещё хорошее объяснение, рабская психология русских, но в таком случае, кто же сверг царя? Не иначе, как жидомасонский заговор. Это очень заманчивое объяснение, ведь документальных подтверждений ему нет, а кто ещё так ловко сумел бы замести следы, кроме жидомасонов?

Когда цифры, внедрённые в массовое сознание до того, что до сих пор при слове "социализм" в мыслях европейского обывателя возникает слово "ГУЛАГ", пришлось приуменьшить, раздались голоса, что и преуменьшенные цифры велики, и "в главном Солженицын прав", режим был кровавым и антинародным. По прежнему одни говорят об умученных большевиками, а другие об умученных большевиках, и отдельные отщепенцы прославляют Сталина за те дела, за какие большинство писателей его проклинает.

Бродя по музеям, я всегда старался представить, как люди пользовались этими вещами. Как чувствовали себя в этой одежде? Как тряслись в телеге (с деревянными подшипниками скольжения!) по просёлку или булыжной мостовой. Чтобы представить, как они переживали сталинскую тиранию, надо знать, как она проходила, день за днём, нужно перевести в понятия быта цифры, которые добыл в архивных папках тот же Земсков.

Например, во время "большого террора" 1937-1938 годов было репрессировано приблизительно 0,7% населения СССР, приблизительно половина была расстреляна. Возьмём среднюю семью того времени в пять человек. В таком случае, из каждых ста семей репрессии затронули три-четыре за два года. Это довольно много, три-четыре квартиры в стоквартирной хрущёвке, грубо, по одной квартире в полугодие. Оцените сами, как бы вы себя чувствовали, если бы в вашем доме раз в полгода кого-либо забирали в тюрьму. Если ваш дом иного размера, прикиньте сами, насколько часто это бывало бы. А если бы взяли сразу всех, то это только один раз. И вы бы со страхом ждали каждую следующую ночь? Не чувствуя за собой никакой вины?

Сейчас, в путинской России количество заключённых в разы, но не на порядки, меньше, чем в сталинском СССР, то есть порядок уже тот же, и что? Вы со страхом ложитесь в свою постель, ожидая, что ночью вас поднимет удар кулака по двери?

Кстати, Земсков не сталинист и не антисталинист, он правдоискатель, и хорошо, что такие ещё есть. Он прямо говорит, что призывом к Большому террору стала речь Сталина на февральско-мартовском пленуме 1937-го года, но не делает выводов о преступности или благодетельности этой речи.

Земсков приводит цифру "Мемориала", который включает в число жертв политических репрессий и террора "осуждённых по политическим мотивам, высланных кулаков, депортированные народы, жертв коллективизации и голода периода 1930-1933 годов и некоторых других", за период 1918-1958 годов — около 14 (четырнадцати) миллионов человек. За этот же период в СССР проживало около 400 (четырёхсот) миллионов человек, по подсчётам Земскова (подробности в книге), таким образом жертвы "Мемориала" составляют около 3,5% от численности населения. Земсков включает в число репрессированных по политическим мотивам "осуждённых по политическим мотивам, кулаков 1-й и 2-й категории, депортированные народы, пострадавших за политические или религиозные убеждения, подвергшихся "чисткам" по социальным и иным признакам", что составило около 10 (десяти) миллионов человек или 2,5% от живших в СССР в этот период.

Но согласимся с "Мемориалом" и представим, что мы встретились с одноклассниками через тридцать лет по окончании школы, и вспоминаем, что было за годы учёбы и после. Если в нашем классе было тридцать учеников, то мы сможем рассказать только об одном случае политически репрессированного по версии "Мемориала". На фотографии своего первого класса я насчитал 39 человек (И как с нами справлялась Зинаида Ильинична?), и спустя тридцать лет по окончании школы я знаю об одном самоубийце, одном сумасшедшем, одном погибшем, это только о тех, о ком рассказали, а возможно, что рассказали не обо всех. Боюсь ли я сумасшедшего дома или засыпаю со страхом, что завтра повешусь? Даже не знаю, что ответить тому, кто задаст мне этот вопрос.

Учитывая, что например, депортировали целые народы, и это уменьшало количество рассказов одноклассников из нерепрессированных народов, приходится признать, что влияние репрессий на умы населения СССР несколько преувеличено.
Tags: Земсков, репрессии
Subscribe

  • Возможности роста производства в России

    Делягин тоже обратил внимание на обширное строительство фабрик и заводов в провинциях. Не такое, как в эпоху индустриализации, не взрывное, но эдакое…

  • Ключевой недостаток теории трудовой ценности

    Споры в комментариях к предыдущей заметке отражают общее заблуждение. Это же заблуждение отражено в "Трактате о бредовой работе", когда Гребер…

  • (no subject)

    Если мы относим оказание услуг к производству товаров, то мы должны в этом производстве двигаться в господствующем направлении — повышать…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments