abzads (abzads) wrote,
abzads
abzads

Последний кризис?

Власти "ключевых держав мира уверяют", что экономика вышла из кризиса 2007-2009 годов, извлечены уроки из Великой рецессии, на рынки хлынул поток денег, например, тот же ЕвроЦБ объявил о выпуске нового триллиона.

Сергей Егишянц сомневается в выходе и показывает причины последнего кризиса. Зная его дружбу с Михаилом Хазиным, нетрудно догадаться, что причиной является падение конечного спроса. Он упал в результате расслоения, богатые стали богаче, бедные — беднее. Богатые потребляют мало, основной потребитель — "средний класс", образовавшийся в результате псевдокейнсианской политики в Америке и Европе. После Великой депрессии 1930-х годов от власти отошли либералы и консерваторы, уступив "левым" разного толка, которые до того горячо восприняли идеи Кейнса, что стимулировали экономику не только в кризисные фазы экономического цикла, но и в успешные, чтобы выигрывать выборы, приводя тем самым к перегреву экономики. "Всё это привело к полной занятости и полной загрузке производственных мощностей. А дальше "факторы момента" (война во Вьетнаме, нефтяной шок 1973-го и т.д.) вызвали хроническую высокую инфляцию. Вот после этого и состоялось новое пришествие неолибералов — на волне критики правящих "стимуляторов роста". Неолибералы предложили отдать руководство экономикой "невидимой руке рынка", и пошло-поехало, богатые богатели, бедные беднели, "средний класс" таял, спрос падал. На время спрос поддержали кредитами потребителям. Потом перевели кредит на государства. Госдолг растёт, но предел не за горами, долговой пузырь лопнет буквально в свеженачатом году.

Ну как, вы поняли, каковы причины последнего кризиса?

Лично я понял так, что причиной стала псевдокейнсианская экономика, а поводом "факторы момента". Псевдокейнсианскую экономику выбрали элиты по неназванной причине, и обрушил её случай на рубеже 1960-70-х годов. Это очень интересный случай, если его последствия аукнулись спустя полвека, но Егишянц не рассматривает его подробно, подробно он рассматривает надутый пузырь, который показывает скорую катастрофу.

В общем, "неолиберальная экономическая модель контрпродуктивна". Из других выступлений Егишянца следует вернуться к настоящему кейнсианству, стимулируя экономику в нисходящей фазе экономического цикла, не допуская перегрева в восходящей, держать резерв как производственных мощностей, так и трудящихся, то есть не допускать полной занятости рабочих и производства.

Дружок Сергея Егишянца Михаил Хазин дует в ту же дуду, но по-своему, конечный спрос перестал расти, потому что невозможно дальнейшее углубление разделения труда, отмечает "торможение инвестиционного процесса во всей мировой экономике" и предрекает катастрофу в том же многострадальном 2015 году.

Если Сергей Егишянц как истый экономист углубляется в подробности, выводя смехотворные обобщения, то Михаил Хазин как истый мехматовец создаёт операторы и составляет формулки с ними. Один не видит леса за деревьями, другой не знает, какие деревья растут в лесу. Я читаю их публикации, потому что они дают некоторую экономическую статистику и пересказывают слухи господствующего класса, в отличие от официальных экономистов, у которых "всё хорошо, прекрасная маркиза".

Изложение Сергея Егишянца позволяет предположить для будущего прежнее циклическое развитие через фазы спада-подъёма, а Михаил Хазин предлагает "неокономику" как замену существующей системе производства.

Мы, коммунисты, утверждаем, что причина последнего кризиса одна, и она изложена в первом тезисе "Манифеста коммунистической партии": "История всех до сих пор существовавших обществ была историей борьбы классов". Через сорок лет после опубликования данного тезиса Энгельс оговорился, исходя из исторических открытий, что были некогда и бесклассовые общества, но это предыстория, а мы живём сейчас, как и полтора века, как полтора тысячелетия назад, на арене классовой борьбы. В изложении Сергея Егишянца мелькнули признаки её существования, в замечании о правительствах, которые не хотели проигрывать выборы, то есть отвечали на требования трудящихся масс под угрозой диктатуры пролетариата. Михаил Хазин, проштудировав не только "Капитал", но и "Накопление капитала", извратил тезис о тенденции понижения нормы прибыли в тезис об исчерпании разделения труда.

Наши деды и отцы повторяли "лишь бы не было войны", для них Великая война заслонила Великую революцию, мир настолько хотел мира, что захотел и классового мира, к тому же, производство вроде бы позволяло. Лозунг "мирного сосуществования государств с различным общественным строем" означал, вопреки Большой советской энциклопедии, лозунг отказа от уничтожения капитализма. Он позволил эксплуататорскому классу давить отступающие в борьбе отряды трудящихся. Так называемая политика неолиберализма есть не что иное, как усиление эксплуатации в попытке преодолеть тенденцию к понижению нормы прибыли. Но неограниченный капитализм лишь быстрее пожирает сам себя, капитал всё медленнее оборачивается, и вопреки одному из основных своих законов не возвращается к капиталисту. Единственное средство продолжать видимость обращения, продолжать применение рабочей силы средствами производства, — попытка затянуть оборот до бесконечности бесконечным расширением кредита. Об этом и говорят наши друзья Серёга с Мишаней в извращённой форме.

Но мы-то умные марксисты, мы-то знаем, что сама тенденция к понижению нормы прибыли есть следствие классовой борьбы, борьбы эксплуатируемых за уменьшение эксплуатации. И тут у меня возник вопрос. Что эксплуатируемые борются за уменьшение эксплуатации, мы видим из истории всех существовавших обществ. Но борются ли они за уничтожение эксплуатации?

Уничтожить эксплуатацию хотим мы, коммунисты, но хотят ли этого эксплуатируемые?

Услужливая эксплуататорская идеология подсовывает рассуждения об обоюдной общественной пользе классов. Мол, владельцы заботятся о рабах, и надо уничтожать лишь нерадивых рабовладельцев, как и нерадивых рабов. И вообще, рабство возникло как ступень гуманизма, когда пленным сохраняли жизнь. Феодалы защищают крестьян. Капиталисты создают рабочие места. Не являются ли коммунистические рассуждения об уничтожении эксплуатации всего лишь идеологией, угрозой, которая всего лишь помогает ослабить эксплуатацию. Например, как это происходило в странах Запада под угрозой диктатуры пролетариата, исходившей от СССР?

Не всё возникшее исчезает, и не подпадает ли под эту закономерность эксплуатация?

Что движет борьбу против неё? Ответив на это, поймём, пойдёт ли борьба до уничтожения?
Tags: кризис накопления, крупный мыслитель
Subscribe

  • Маршал Монтгомери и антисоветчики

    Ютуб рекомендует мне ролики к просмотру. Верней это назвать "к прослушиванию", я включаю лекции и обсуждения. Один из роликов оказался обсуждением…

  • А почему так ополчились против Чубайса?

    Или в очередях не стояли за теми ваучерами? На себя оборотитесь, а потом уже делайте козла отпущения. Обычно делают козла отпущения за собственные…

  • (no subject)

    «Сегодня 10 тысяч условных больных на всю Россию, и мы надеваем маски, уходим на «удаленку». Когда появился вирус гриппа H1N1 «Гонконг», только в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments