abzads (abzads) wrote,
abzads
abzads

Category:

Полезное говно

Один кинокритик рассказал, что в мире ежегодно снимают шесть тысяч фильмов. И что тут делать бедному зрителю? Как в этой россыпи отыскать самородок? Тут старается критик. Тот, которого я слышал, просматривает одну тысячу из шести ежегодных (три фильма в день, однако!), а потом старается так передать содержание будущему зрителю, чтобы тот обоснованно решил, идти или не идти, и не раскаялся в своём решении.

Я не критик, передавать содержание не хочу, я сразу говорю: иди и смотри! Фильм — говно, но иди и смотри.

Этот призыв уже не актуален, фильм продержится едва ли ещё один уик-энд, я вообще не пишу к датам и срокам, но если интересно, почему я полагаю его говном и одновременно рекомендую сходить, можете прочесть ниже.

Одно из определений говорит, что искусство отражает действительность как возможность. Например, никакой Илья Ильич Обломов не жил на Гороховой улице в 1850-е годы позапрошлого века, это выдумка, но кто скажет, что невозможно мечтать, лёжа на диване? Я сам нередко занимаюсь этим и потом читаю Гончарова так, будто он написал и обо мне, как я есть.

Возможно ли, чтобы главный инженер областного геологического управления созывал главных инженеров подчинённых управлений на совещание по поводу падения добычи золота и попутно осуществлял таки застарелую месть одному из них? Такое бывало не раз в проклятой административно-командной экономике. Возможно ли, чтобы при этом присутствовал "журналист из Ленинграда"? Подчёркиваю, совещание посвящено падению добычи золота, называют цифры, которые были в СССР под грифом секретности. И тут же сидит невесть какой журналист? Я бы закричал "не верю!", но рядом в темноте кинозала сидели невинные люди. Зачем киношникам понадобилась Сергушова на совещании? Чтобы за кадром зачитывать её голосом текст Куваева. Вот и притянули за уши бедную девушку. В романе-то она конечно отрекомендовалась из Ленинграда, но честно сказала "Корреспондент окружной газеты. Собкор". Киношники, конечно, знают, что описанная в романе Территория - район Чукотского автономного округа, то есть, в действительности Сергушова журналист из Анадыря.

Главным потребителем кинопромышленности США был подросток, на него и рассчитаны главные фильмы Голливуда. А главный потребитель кинопромышленности возродившейся России — гламурные дуры, на них и рассчитана речь Сергушовой: "Я буду писать о золоте Территории!" Вот так вот, впервые увидела Чинкова, впервые услышала о Территории, и уже уверена, что там есть золото, о котором можно и нужно писать. И вы поверите, чтобы такую дуру Куваев пропустил на страницы выстраданного романа? Конечно, поверите, ведь вы не читали его, вы читали глянцевые журналы, в которых и живут такие дуры.

И кстати, от эдакого Чинкова сомлеет любая дура. Несмотря на седину, он стройный, крепкий, несмотря на областное совещание, он в грубом свитере. Это Куваев знал советских администраторов, для которых костюм с галстуком — униформа. Куваев был геологом, и сам выглядел геологическим волком, будучи в поле, и сам же хорошо по городскому одевался, будучи в городе, тем более, на совещании. Куваев описал своего Чинкова на совещании просто: "Грациозный бегемот в дорогом тёмном костюме".

У Куваева вообще много таких ёмких отточенных фраз. Весь роман удивительно ёмкий. Глядя на картинки новой российской поделки, на попытку передать линии романа, неожиданно я понял, что это можно сделать только посредством киноромана, того, что в советское время называлось многосерийный художественный фильм, как "Вечный зов", как "Тени исчезают в полдень".

В советском малобюджетном фильме Чинкова играл Донатас Банионис, и тому Чинкову удивительно подходило прозвище Будда, а чтобы Буддой прозвали этого сухого, сурового, бородатого? Невозможно.

Именно в том фильме Будда демонстративно ушёл с совещания со словами "Территорию я вам не отдам", Куваев таким способом драматизировал событие. В романе Будда молча удалился во время перерыва, что тоже было замечено участниками и тоже нарушало субординацию. Таким образом, авторы нового фильма отталкивались не только от романа, но и от сценария Куваева, и оттолкнулись до глянцевого журнала.

Сходи, посмотри, там геологи развернули такие пейзажные лагери, у водопадов, с мостиками, такие не стыдно показать по каналу "Дискавери". Всё очень красивенько. В старом фильме не хватило бюджета, чтобы отправить экспедицию на Чукотку, снимали в Хибинах, всё такое серенькое, скучненькое. Глядя на ту серость массовый зритель современного кино не поймёт, почему геологи изъяснялись в любви к тем местам. В новом фильме же всё ясно, всё ярко снято в достопримечательных местах знаменитого плато Путорана, трудно не влюбиться в него, хочется вернуться туда снова и снова. То есть гламурным дурам показали как бы Чукотку в стиле глянцевого "Вокруг света". Дуры не поймут, как можно полюбить край, покрытый бесконечными бурыми сопками под блеклым небом, лучше не смущать их дурную самоуверенность, воспитанную красками каких-нибудь турецких курортов.

В общем, в новом фильме каждая линия такая, порченая драматизьмом и глянцем. Насколько Чинков-Лавроненко недостоверен в сравнении в Чинковым-Банионисом, настолько же и Баклаков-Добрыгин в сравнении с Баклаковым-Летенковым. Так же можно сравнить и Монголова-Бероева с Монголовым-Шерстнёвым. Так же можно сравнить красочные лагеря геологов на плато Путорана с малобюджетными лагерями в Хибинах. Я не был в большом восторге от старого фильма, но пересмотрев его заново после нового, предпочитаю его. Он отразил действительность как возможность. Новый фильм показал невозможное. К тому же, Сурин владел киноязыком, в отличие от Мельника. Элементарно, финальные слова о тракторных санях никак не подкреплены видом этих саней по ходу фильма. Такой фильм не приняли бы и у студента.

Я могу рассказать ещё о многих фрагментах, почему они невозможны, но уже скучно. Просто, идите и смотрите, вам понравится, потому что вы не увидите бурые сопки под блеклым небом, не увидите обычных рабочих людей.

Фильм — говно, но если хотя бы каждый десятый зритель откроет страницы Куваева, фильм сделает большое полезное дело. Глянец быстро выветрится из души, чтобы освободить место для нового зрелища, кинопромышленность хочет жить дальше и кормить нас новой кашей, а слова Куваева отпечатаются в памяти на всю жизнь, если в ней что-либо может отпечататься. Это одна из немногих книг, определивших мой взгляд на жизнь, и ничего подобного я не могу сказать о каком бы то ни было фильме. Первый раз я прочёл её в пятнадцать лет и вспоминал нередко в течение всей жизни. Второй раз — недавно, уже седой как Чинков, и открыл в ней много нового, и это настолько глубоко, что не знаю, когда соберусь прочесть снова.

P.S. Есть у Куваева такой неоконченный роман "Правила бегства"... Вот это загадка для меня...

P.P.S. Я не просто помянул о киноромане. В новом фильме смазаны многие герои и линии, явно, киношники наснимали на сериал, а кинофильм смонтировали фактически для рекламы сериала. Ну, и бабла немного поднять.

P.P.P.S. Не могу удержаться. Не мог Седой так вот от бедра стрелять в Баклакова. Седой не ковбой с голливудского дикого запада, а работяга, он привык к лопате и кирке. И не дурак, он знает, что сюда скоро должен прийти Апрятин. Поэтому, убив Баклакова, спустил бы труп в реку, свернул бы лагерь, взял с собой припасы. Пришедший Апрятин увидел бы только место со следами стоянки, а стояли здесь Баклаков с Седым или кто другой, и не знал бы. И пропали бы для всех Баклаков с Седым, невесть где. Седой понимал, что увидев труп, Апрятин поднял бы тревогу, со всеми неприятными последствиями. А самое главное, ради чего Седому убивать Баклакова? Гламурные дуры подумают на слова "нашёл золото", что рюкзак Баклакова отяжелел от самородков. Но Седой знает, что рюкзак тяжёлый от образцов золотоносной породы, Баклаков же не по россыпи ходил, а по гранитам. В таком рюкзаке золота столько, что даже на билет до Сочи не хватит. И второе главное, куда с рюкзаком уйдёт Седой, да в апреле? Это здесь травка зеленеет, а на Чукотке и в июне снег — обычное дело. И на самом деле, тундра — маленькая, в том смысле, что там все люди на виду. Седому же надо выйти к людям, чтобы ему пригодилось золото. В общем, невозможно, чтобы Седой стрелял, невозможно, чтобы бросил труп, невозможно, чтобы в таком виде дошёл до людей, невозможно, чтобы безнаказанно убыл "на материк" с золотом. (В тех местах, уезжая, говорят, "еду на материк". По таким словам можно понять, что значит, уехать оттуда.)

P.P.P.P.S. А самое-самое главное, даже если бы рюкзак был полон самородков, а у Седого на руках билет до Сочи, он не убил бы ради золота. Об этом и написал Куваев. Но этого не поймут гламурные дуры обоего пола.
Tags: Куваев, Территория
Subscribe

  • Маршал Монтгомери и антисоветчики

    Ютуб рекомендует мне ролики к просмотру. Верней это назвать "к прослушиванию", я включаю лекции и обсуждения. Один из роликов оказался обсуждением…

  • А почему так ополчились против Чубайса?

    Или в очередях не стояли за теми ваучерами? На себя оборотитесь, а потом уже делайте козла отпущения. Обычно делают козла отпущения за собственные…

  • (no subject)

    «Сегодня 10 тысяч условных больных на всю Россию, и мы надеваем маски, уходим на «удаленку». Когда появился вирус гриппа H1N1 «Гонконг», только в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment