abzads (abzads) wrote,
abzads
abzads

Что не делать


Недавно в грузинской столице, на площади перед парламентом несколько дней стояли массы людей. Им никто не платил, они пришли по призыву. Были бы довольны жизнью, не вышли бы. Они стояли бесформенной массой, ничего не предпринимая, хотя готовность к действию, несомненно, у них была. Президент, против которого они выступили, тоже ничего не предпринимал, пока толпа не растеряла в бессмысленной толкотне свою решимость. Тогда он вывел немного полицейских, которых несколькими днями ранее те же протестующие снесли бы, и разогнал толпу.

Революционный подъём может быть долгим, месяцы или годы, но высший уровень, когда масса, отказавшись от старого мира, с лёгкостью сметает преграды на своём пути, этот высший уровень держится недолго - считанные дни.

Чтобы пожар невозможно было потушить, запалить надо с нескольких концов. Выражаясь прозаически, нужны скоординированные действия во всей массе возмущённого народа. Один человек, самый гениальный, самый лучший лидер, этого сделать не сможет. Для революционного действия нужна революционная организация.

И как её организовать?

Можно дожидаться второго пришествия Ленина или Сталина, кому что больше нравится. Ожидание - тоже дело. Он придёт, гениальный народный вождь, разложит всю нашу жизнь по полочкам, пропишет, чего с какой полочки взять, и разъяснит, какими дозами принимать.

Можно пойти в КПРФ. Так делают многие. Секретарь провинциального райкома рассказал, что за последние шесть месяцев к нему пришло больше людей, чем за последние шесть лет, и люди идут молодые, большей частью. В отличие от предыдущего дела, твой приход в КПРФ даст результат: дядя Зю будет радостно потирать ручки. Ещё бы, пока к нему тянутся люди, он вторым на приём к президенту, сразу за Единой партией. Иного ему не надо, он опасается даже простого большинства в Думе, не говоря о конституционном. Больше этого он боится только возможности прийти к власти.

Люди идут в КПРФ по той же причине, по какой покупают сосиски. Это политический продукт готовый к употреблению. Если человек хочет бороться с несправедливостью существующего общества, для него уже готово дело: создавать агитматериалы, распространять газеты, присутствовать на митингах, дважды в год выносить на демонстрацию флаги и плакаты. Регулярные собрания убедят бодрыми отчётами партийной бюрократии, что это настоящее дело.

Можно пойти в КПРФ не чтобы приобщиться мудрости вождя, но чтобы перетянуть на свою, правильную, сторону партийную массу. Ведь, в этой организации уже собрались люди, более активные, чем средний россиянин. Не нужно искать их днём с огнём, достаточно прийти в их организацию, доказать им, что можно добиться результатов, которых боится Зюганов, что можно создать организацию, способную взять власть и уничтожить угнетение. Такое дело - тоже выход из существующего положения. Точнее, это вход, "вхождение в чужую политическую организацию", в переводе - "энтризм".

Но во-первых, против энтризма бюрократия КПРФ защищена не хуже, чем Госдума от любой нежелательной партии. Она выгонит любого, в ком слегка заподозрит угрозу своей иерархии. Доходит до смешного, недавно группу своих же товарищей, партийных чиновников, объявили "неотроцкистами".

Во-вторых, идя в чужую организацию, заранее расписываешься в своём бессилии, неспособности прямо прийти в массы.

В-третьих, работая на чужую организацию, усиливаешь её, в случае КПРФ - усиливаешь бюрократию, потому что она умеет приписывать себе любые заслуги. А саботируя работу, ослабляешь организацию, но опять усиливаешь бюрократию, потому что она умеет приписывать любые грехи своим противникам.

Пытаясь ответить на вопрос "что делать?", обращаются к одноимённому сочинению Ленина. Там сказано однозначно: создавать организацию профессиональных революционеров, объединив многочисленные марксистские кружки из рабочих и интеллигенции посредством всероссийской газеты.

Профессиональные революционеры - те, кто заняты только революционной организацией, и не отвлекаются на заработки.

Владимир Ульянов наследовал дворянство и поместье, приносившее доход. У русских дворян-помещиков была идеология, оправдывавшая их существование за счёт крестьянского труда. Они служили царю и отечеству, для этого и пользовались доходами с поместий. Царь не уставал повторять и иногда показывать, что он родной отец подданным. Таким образом, опосредованно, дворяне служили своему народу.

Другой слой эксплуататоров - монашеское братство - оправдывался идеологией подвига. Подвижник отказывался от благ земных, и не только сам просветлялся, но старался окружающих направить на путь истинный. "Хождение в народ", с отказом от условий жизни, привычных их слою, было отголоском религиозных "подвигов". И в дальнейшем, жизнь революционера была похожа на житие святого-подвижника.

По-другому и не получилось бы. Низкая производительность труда большинства населения, как следствие - малый прибавочный продукт. У трудящихся людей просто не было свободных средств и времени для участия в организации. Второе следствие - низкий культурный уровень. Трудящиеся люди задумывались, но ещё не умели думать. Отсюда возник тип организации, соединяющий самоотверженность интеллигенции - думающей прослойки - и безграничное доверие со стороны массы - движущей силы. Это доверие лишь увеличилось в ходе революции и гражданской войны.

Ещё существенная причина создать организацию из профессионалов - подпольная деятельность. Царизм запрещал любые формы политического просвещения и организации подданных. Революционерам приходилось слишком много внимания уделять конспирации.

На самом деле, ленинская партия отнюдь не всегда была организацией только профессионалов-политиков. В периоды революционных подъёмов организация привлекала массы рабочих, которые участвовали в политической деятельности. Но периоды реакции, спада движения подтверждали предвидение Ленина. После революции 1905-07 годов массы отошли от политики, люди устраивали свою жизнь, приспосабливались как могли к обстоятельствам. Организация держалась эмиграцией и редкими группами в России. Кадровый голод был так велик, что, например, в Московский комитет РСДРП(б) в 1908 году был кооптирован (принят решением комитета, без участия рядовых членов организации) пятнадцатилетний Володя Маяковский.

С другой стороны, участие масс в годы подъёмов движения не отменяло авторитета профессионалов, но усиливало его.

После захвата власти, думающий слой превратился в управляющий слой. Туда устремились приспособленцы, люди не самоотверженные, но наоборот, искавшие личного благосостояния. Доверие массы к отдельным героям превратилось в культ личности.

Резкое повышение производительности  труда, как следствие - культурная революция, подорвали культ личности. Трудящиеся массы стали ещё и думающими. Они по горло сыты разными партиями, от КПСС образца 70-х годов до ЕдРо декабрьского розлива. Предложи сейчас рабочим создать новую партию, они воспримут её как нового нахлебника на свою шею. Каждый современный человек уверен, что понимает происходящее. К кому ни обратишься с разговором о политике, часто услышишь в ответ, что "так оно и есть", "давно всё известно". Организация профессиональных революционеров, в ходе революции вырождающихся в управляющий слой общества, лишилась условий существования.

Но в любой общественной организации, начиная с некоторой численности, не обойтись без людей, которые всё своё время отдают организационной деятельности. Если агитацией и пропагандой могут заниматься все члены организации, то кто будет вести кассу, редактировать газету, принимать делегатов, ходить в суд и т.п.? Мы попали в противоречие: без освобождённых работников нельзя, но люди им не доверяют.

Это противоречие не разрешить на бумаге, только на практике. Сегодня отношения между работниками, составившими организацию, и товарищем, выделенным ими для организационной работы, будут иные, чем сто лет назад были отношения между образованным самоотверженным помещиком Ульяновым и рабочими - полусознательными и полуграмотными.

Что могли предъявить Ульянову рабочие, которые были отгорожены эксплуататорами от науки, от понимания общественного устройства? Только благодарность за труды. Кем могли они заменить Ульянова, если тот попадал в тюрьму или отказывался от борьбы? Только другим таким же, а таких тогда было немного, во-первых, и найти их было затруднительно в условиях царского режима, во-вторых.

Сегодня почти любой рабочий коллектив может среди своих найти человека, который способен, при небольшом обучении, справиться с различной организационной работой. Нынче у нас буржуазная демократия, можно не скрываться, все на виду. Выборному человеку просто не дадут зазнаться или зарваться свои же, те, кто его содержит. А если будут неприятности, всегда можно его заменить, было бы со стороны самих членов организации желание работать в ней. Иначе, зачем создавали?

Боязнь того, что новая политическая организация станет новым нахлебником у работников, небеспочвенна. Но преодолеть эту боязнь не сможет никто, кроме самих работников, которые борются за уничтожение эксплуатации.

Как найти людей, которые на деле докажут, что они не принимают существующее общественное устройство? Как найти людей, которые создадут революционную организацию? Другого метода, кроме издания газеты, мы пока не видим.

Ещё организации нужна программа, но это тема для другого разговора.
 
Tags: организация, партия, что делать
Subscribe

  • Догнать США

    Товарищь vas-s-al выложил "Доклад Президиума Академии наук СССР советскому правительству о путях повышения экономической эффективности…

  • Олигархам нужен Госплан, но Госплану не нужны олигархи

    Лекция на вышеозначенную тему, интересно, но я отмечу краткий рассказ лектора о китайском производстве, в продолжение предыдущей заметки. Он тоже…

  • Абсолютный план

    Надо ещё досказать по поводу книги Федоренко. Там мелькает такая мысль, что мы можем составлять планы разной степени оптимальности и выбрать из них…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment