abzads (abzads) wrote,
abzads
abzads

Критика "Магического кристалла"

 Проштудировать логику Гегеля надо не только для того, чтобы понять Маркса, но и для того, чтобы критиковать любого человека, который пытается рассуждать.

Я ещё не проштудировал, я только учусь, но знакомые уже предлагают мне материал для критики. Недавно дали книгу Илюшина В.А. "Магический кристалл (Способ существования знания)". В личной беседе не получится сослаться на номера страниц, будет скучно слушать, а показать, что прочёл вдумчиво от доски до доски, надо. Поэтому пишу.

 

У автора непростые отношения с тем же самым Гегелем. На 23-24 странице автор отверг противоречия "так называемой диалектики", утверждая "важнейший (и всеобщий) закон действительности, не допускающий противоречий в вещах", который "находит своё отражение в фундаментальном законе мышления - в логическом законе запрета противоречий". Я уже подумывал выкинуть "Науку логики", чтобы не занимала место, когда прочёл на 35 стр. рассуждение с использованием термина "становление" и ссылкой на Гегеля. Полегчало. Но на 50 стр. автор заявил о "поражении" Гегеля вследствие его "невнятного бормотания", "захлёбываясь в нагромождении выдуманных им искусственных понятий". Выходит, Ленин советовал "штудировать" "нагромождении искусственных понятий"? (примечание: Это масляное масло. Все понятия - искусственные. Автор сам отрицает бога, значит, понятия не даны человеку, но созданы человеком, то есть - искусственные.)

Противоречиво не только отношение к Гегелю. Вся книга противоречива. Автор выказывает эрудицию многообразную, но как бы неполную. Три примера:

1.  "В рыболовстве магические приёмы практиковались при промысле акул и других опасных для человека рыб; при ловле же мелкой рыбы, где нет никакого риска, магия считалась излишней. Постройка лодок сопровождалась магическим обрядом, постройка же домов - нет (см. Токарев С.А. Указ. соч. - С. 74)."[стр. 40]

Предполагаю, что Токарев - больший авторитет, чем Леви-Брюль или Тэйлор (у последнего показано развитие "строительной" магии), но почему бы не призадуматься, зачем современные образованные хозяйки впускают в новый дом кошку впереди всех вселяющихся? И современный ловец уклеек и пескарей познакомит любого желающего со своей магией, столь же действенной и обязательной, как у его предшественников, описанных Леви-Брюлем.

В результате автор заявил, что магия - "заболевание психики"[40], "люди сознавали (в глубине души(!-abbzads)), что магические представления всего-навсего квазизнания".[41] Заявлять так - игнорировать этап развития сознания - мифологическое мышление. Мифологическое знание - абсолютное. Человек с таким сознанием не сомневается. Если случилась неприятность, для него её причина - колдовство. Надо лишь найти с помощью своего колдовства источник враждебного колдовства и т.п. "Дикарь" отнюдь не легковерен, как утверждает автор.[144] Человек с первобытным сознанием уверен, что говорить можно только правду. Точнее, для него нет правды и неправды. Эти понятия - достижения классовго общества.

Мифологическое мышление связывает предметы односторонне, по какому-то одному - чаще всего, поверхностному - признаку. Этот этап развития мышления похож на этап развития мышления ребёнка, когда он так же связывает предметы по случайным поверхностным признакам, иногда в длинные цепочки. Такое мышление Выготский назвал комплексным, образующим комплексы случайно связанных предметов.

А у нашего автора мышление современного человека сразу является готовым, без развития. Вместо развития у него просто накапливается опыт.

2. Историю укрощения огня автор рассказывает классически. "Он наблюдал в природе случаи самовозгорания (в основном, наверное, от ударов молний)" и т.д. "Природа буквально сунула предчеловеку "под нос" структуру "огонь-дрова-огонь", и она отразилась, запечатлелась в мозге".[30] Структуры, отпечатанные в мозге ощущениями, и есть "способ существования знания", открытый автором. Эти структуры послужили "основой для планирования и организации одного из самых ранних процессов практики"[там же] - овладения огнём. Одно непонятно: как запечатленная в мозге структура "огонь-дрова-огонь" приводит в действие руки, никогда до этого не бросавшие дрова в огонь? Человек Илюшина был бы похож на Жакардов станок, который ткёт новый рисунок по новой карте, но автор оговаривается, что практика получалась не сразу, а путём многих проб, ошибок и удач. Чем эти пробы, ошибки и удачи отличаются от рефлексов, полезные из которых закрепляются? Такое впечатление, что автор идёт параллельно развитию науки, оставаясь в поле здравого смысла, изобретает свои термины для разработанных учёными моделей, не знакомясь с ними.

Позабавило меня то, что первые опыты с огнём отнесены в книге к временам предчеловека. По наиболее разработанной гипотезе, предчеловек приносил на стоянку кости крупных животных, содержащие костный мозг. Для рабивания костей изготовлял каменные орудия, подобно тому как некоторые обезьяны раскалывают орехи камнем, то есть инстинктивно, неосмысленно. Изготовление орудий - камнем о камень - образовывало много искр. Сухая подстилка в гнезде предчеловека частенько тлела и загоралась. Б.Ф. Поршнев, выдвинувший эту гипотезу потратил пару месяцев на подтверждающие эксперименты, совместные с геологами. Человек не боролся за огонь, а скорее, боролся с огнём всю свою историю.

3. Из фотона, не имеющего массы выведена целая теория. "Материализм... возродился в Новое время". "Одинаковый характер материала во всех вещах устанавливался благодаря тому, что все вещи обладали одним и тем же свойством - массой." В XX веке "разразилась революция в физике, и в её ходе учёные обнаружили существование вещей - фотонов - массы не имеющих. Из-за этого прежнее представление о единстве мира оказалось разрушенным."

На самом деле ещё в XIX веке физик Максвелл, разрабатывая теорию электромагнитных явлений пришёл к странному для того времени выводу: у света должен быть импульс. А при наличии у света импульса и скорости должен быть коэффициент между ними - масса. Казалось бы странно - свет имеет массу. Но через некоторое время физик Лебедев  измерив давление света, подтвердил наличие импульса. После опытов Лебедева уже никто не сомневался, что лучи от звёзд будут заметно отклоняться, проходя вблизи массивных тел. Позднее, с появлением общей теории относительности, был сделан вывод, что лучи будут отклоняться не только под воздействием гравитации, но и вследствие заметного искривления пространства вблизи массивных тел. Этот "суммарный" вывод был позднее подтверждён.

Один из учеников Максвелла - Лоренц, сделал из теории учителя странный для того времени вывод, об изменении длины движущегося объекта. Затем последовал вывод об увеличении массы движущегося объекта до бесконечности с увеличением скорости до скорости света, и возник вопрос: почему у фотонов не бесконечная масса? Но тот, кто делал такие выводы, помог разрешить вопрос. Фотон - квант излучения - существует только в движении с одной и той же скоростью, не ускоряясь и не замедляясь, у него лишь изменяется энергия. У него нет массы покоя. Эйнштейн пришёл к выводу о взаимном переходе массы и энергии. "Представление о единстве мира" не разрушалось ни на минуту.

***

Вообще, вся книга - как путешествие параллельно науке, не заходя на её территорию. "Возникновение сознания как такового начинается" с сомнения. "В основе механизма сомнения лежит противоречие, столкновение 2 нервных импульсов".[139] Это такое вульгарное изложение теории неадекватного рефлекса и контрсуггестии в одном флаконе. Автор - не исследователь, и похоже, знакомился с материалами исследований по научно-популярной литературе. Но так нельзя построить научную теорию.

Все рассуждения какие-то механистические. Автор зря отказался от диалектики. Сам же утверждает, что сознание начинается с сомнения и сам от сомнения отказался.

Вопрос о знании как отпечатке структур необходимостей (Необходимости - новое слово, обозначающее законы природы. Введение новых терминов не всегда значит новое слово в науке. Иногда это непонимание её развития.) в мозгу - механистичен. Исследуя знание, надо ставить вопрос о мышлении, но он был уже поставлен. Понятно, что память не отпечаток, а процесс. Похоже, разновидностью памяти стало мышление, а мышление переходит в память. На это указывал ещё Блонский. Мы можем запомнить гораздо больше, если осмысляем, если приводим образы к понятиям.

Автор широко захватывает вопросы, но я не уверен, что он сам понимает, насколько широко. Чтобы кратко разобрать все построения Илюшина, всё, около чего он прошёл, пришлось бы написать книгу раза в четыре толще его книги, но он не Дюринг, а я не Энгельс. Урывками, шести часов на чтение и четырёх - на эти заметки - достаточно. А жаль, получилась бы неплохая книга.

 

Tags: Илюшин, диалектика, мышление
Subscribe

  • Догнать США

    Товарищь vas-s-al выложил "Доклад Президиума Академии наук СССР советскому правительству о путях повышения экономической эффективности…

  • Олигархам нужен Госплан, но Госплану не нужны олигархи

    Лекция на вышеозначенную тему, интересно, но я отмечу краткий рассказ лектора о китайском производстве, в продолжение предыдущей заметки. Он тоже…

  • Абсолютный план

    Надо ещё досказать по поводу книги Федоренко. Там мелькает такая мысль, что мы можем составлять планы разной степени оптимальности и выбрать из них…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment