abzads (abzads) wrote,
abzads
abzads

Categories:

Придатки

Данный пост начат как комментарий к эмоциональному посту товарища lenivtsyn. Он когда-то работал на машиностроительном заводе, некоторое время спустя — в отделе хозяйственного обеспечения регионального управления Россельхознадзора, и на заводе было общее дело, "функционирование в качестве переменного капитала... А на последней работе мы были по сути слугами, а не рабочими". То общее дело обеспечивало эмоциональную связь, а вот между слугами такой связи нет.

В сороковых годах прошлого века в авиационной промышленности США появились так называемые обрабатывающие центры. Если до того деталь проходила по участку из нескольких станков, теперь её обрабатывает один станок. В токарном станке по одной оси крутится деталь, на фрезерном по одной оси крутится инструмент, потом ещё есть расточка, шлифовка. У обрабатывающего центра может крутиться и деталь, и инструмент, несколько осей вращения, сменные инструменты. Он настолько точный, что можно сделать расточку и шлифовку, сменив насадки. Обычный токарь сам готовит резец, настраивает станок, для него станок лишь инструмент. Токарь сам управляет инструментом. Оператор обрабатывающего центра не управляет, он присматривает за работой автоматики, резцы и прочие насадки поступают из инструментального цеха. Быть токарем — искусство. Заточить резец — искусство, даже, заточить для массовой операции. Для работы обрабатывающих центров составляют таблицы, какие углы заточки необходимо соблюсти, чтобы осуществить такие-то виды обработки с такой-то точностью в таком-то количестве. Расставить станки по участку, построить маршрут передвижения детали между станками в связи с последовательностью обработки, с учётом работоспособности конкретных людей — тоже искусство. На обрабатывающий центр надо только доставить заготовки и забрать готовый продукт. Ратуя за введение обрабатывающих центров, указывают ещё на рост производительности труда, большую эффективность, но реальность оказалась сложнее. Если встанет такой станок, то остановится весь процесс, а любые самые надёжные и продвинутые станки время от времени встают. Обычный токарь может исправить какие-то неполадки со станком или с оснасткой. Иногда можно пустить поток деталей мимо этого станка, пока его не наладят. Какие-то неполадки мог бы исправить и оператор обрабатывающего центра, но на практике оказалось, что он не собирается это делать. Оператор сообщает, куда положено по инструкции, что станок встал, или он сам остановил его, заметив некоторые неполадки, и ждёт прибытия наладчика. Оказалось, что в реальном производстве участок обрабатывающих центров не даёт значительного повышения производительности в сравнении с участком специализированных станков. Ещё момент, стоимость обрабатывающего центра существенно выше относительно зарплаты оператора, если сравнивать стоимость специализированных станков с зарплатами рабочих, то есть, на участке увеличивается органическое строение капитала. Соответственно уменьшается норма прибыли, но капиталисты идут на такую замену, и понятно, почему. Да потому что токарь управляет своим инструментом во время работы, а оператор лишь присматривает, программа управляет оператором. При обработке на специализированных станках капиталист зависит от искусства токарей, фрезеровщиков и им подобных. Чтобы токарь освоил более ответственные операции, ему нужен опыт работы, нужен стаж. Обучение оператора проще, в том смысле, что это обучение не опытом, а сродни обучению в школе, на курсах.

Сравнительно недавно расширились дискуссии о ГМО, зазвучали названия крупных международных компаний из этой области. Но сам процесс ГМО начался достаточно давно, уже не упомню когда, и в те времена я читал, что эти злобные компании навязывают фермерам такие семена, которые дают только один урожай, и для следующего урожая надо снова закупать эти семена. Моих знаний биологии не хватало, чтобы оценить правдоподобие рассказов, но хватало, чтобы оставалось сомнение. Очень сложно дать такое семя, которое даст только одно поколение, и делать это из года в год. А недавно я прочёл, что фирмы-поставщики заключают контракты с фермерами, по которым те обязуются не продавать урожай на семена и не использовать сами в этом качестве. Казалось бы, зачем фермерам такой контракт? Если просто сеять часть собранного, качество сорта постепенно ухудшится. Семена надо отбирать. Качества сорта необходимо поддерживать. Поставщик предлагает фермеру освободить его от селекционной работы. Тому остаётся только сеять, собирать урожай и реализовать. К тому же, эти огромные фирмы заняты не только селекцией, они предлагают удобрения и сопровождение. В последнее время предлагают наблюдение за посевами при помощи спутников и беспилотников. Фермеры постоянно получают советы по уходу. Фермерам всё проще жить, они всё больше зависят от поставщика семян, удобрений и услуг. Риск неурожая уменьшается за счёт того, что фермер всё более зависим от поставщика.

Я скоро отмечу двадцатилетие своей бухгалтерской работы. Кто-то думает, что это рутинное скучное занятие? Ну что вы! Во-первых, это стройная красивая теория. А во-вторых, законодатели, контрагенты и сотрудники стараются сделать выдающимся каждый день практики. В последнее время к ним подключились программисты. Когда-то бухгалтерская программа помогала. По сути, это была та же групповая обработка данных, которую я делал в электронных таблицах. Понятно, это было намного быстрее, чем ручная обработка. Обычные счета в моей работе на сотни товарных позиций, рекорд превышал три тысячи. А главное, в чём помогала программа — составление отчётов. Заодно, справочник по методам учёта. Со временем программа становилась всё строже, и в последней версии я почувствовал, что дело обстоит так, не программа мне помогает, но я обслуживаю программу. И не дай бог однажды сделать ошибку! Вы видели видеозаписи, когда робот-погрузчик однажды ставит коробку неудачно, и от этого происходит грандиозный завал? Нечто подобное бывает в бухгалтерской программе.

Товарищ lenivtsyn с некоторой ностальгией вспоминает общее дело на машиностроительном заводе, это общее дело создавало некую эмоциональную связь, и с некоторым сожалением отмечает отсутствие такого дела и такой связи у подсобных рабочих, потому что те — просто слуги. Но вот беда, развитие капитализма приводит к тому, что и рабочие-машиностроители становятся просто слугами, и фермеры тоже, и даже бухгалтера. Все эти люди — не более, чем придатки к машине, неважно, механической или электрической. Одна из главных исторических заслуг капитализма — развитие машинного производства. Но капитализм извращён сам в себе, и заслуга обращается преступлением, человек, управлявший силами природы, превращён в придаток второй природы. Рабочие-машиностроители были когда-то передовым отрядом своего класса, но они тоже растворяются в серой массе. И товарищи-коммунисты тоже растворяются. И работать приходится с той массой, какая есть. Другого пролетариата у нас для вас нет.
Tags: пролетариат
Subscribe

  • (no subject)

    Когда-то, в те времена, когда студенты писали от руки, нам задали реферат по нашей хронической болезни размером не менее тринадцати страниц. Я никак…

  • "Создание товаров, создание добавленной стоимости"

    Сейчас складывая носовые платки, слушал краем уха очередное выступление Хазина. И когда он успевает столько говорить? И ведь горло не пересыхает! Но…

  • Цена и ценность

    В наукообразной политэкономии господствует спекуляция. Всё по-прежнему, рассуждают о том, что завод произвёл товар, но при этом загрязнил окружающую…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments