Category: литература

Зачем это здесь?

Я не думаю серьёзно обо всех этих электронных штучках. Для меня электронный документ - не документ. Документ - это то, что я могу прочесть без помощи технических средств, имея нормальное зрение. Collapse )

(no subject)

И продолжая о книгах. Образцы сами по себе не дают желаемого эффекта. Как объясняли мне родственники-учителя, в советское время была установка, что литературные образы должны быть для подрастающего поколения примером поведения. Угу, Татьяна с Евгением да Базаров с Раскольниковым... Максим Горький заявил, что "всем лучшим в себе обязан книгам", и казалось, усади ребёнка за правильную книгу, и будет тебе воспитательское счастье. Но выясняется, из книги всякий человек вычитывает всякое разное. И не только из художественной книги, но из научной тоже.

Одиозный пример — "Капитал". Уж насколько в книге автор всё разжёвывает, уж как его обвиняют в многословии! Но он многословен именно для того, чтобы не оставить недомолвок, чтобы втолковать однозначно. И насколько неоднозначно его толкуют!

Иногда прочитаешь какое-нибудь историческое исследование на животрепещущую тему, убедительно доказывающее нечто, и хочется поделиться полученным знанием с хорошими друзьями, просветить их. Даёшь им эту книгу, но они почему-то не просвещаются.

Совсем без книги нельзя, но её одной недостаточно, простите за трюизм.

(no subject)

Недавно в очередной раз популярный блогер высказался против насилия над школьниками, против преподавания "Войны и мира" в школах. В нашем детстве не было столько интересных занятий, как сейчас, когда в руках ребёнка смартфон и в телевизоре 100500 каналов, нам оставалось только читать бумажные книги, тогда ещё можно было оправдать "Войну и мир", а сейчас максимум, чего можно давать детям — рассказы Чехова и прочих. А в Германии, где живёт блогер, так и вообще литературу не преподают. Сие высказывание спровоцировало флейм, при этом забавно, что сам провокатор — широко известный в узких кругах писатель. А самое интересное, что он прав и не прав. Он неправильно понимает, зачем в школе литература, но совершенно прав, что это насилие.

Классическое образование означает образование на образцах. Есть у человечества высшие достижения в различных областях деятельности, и ученик старается повторить эти достижения, и тем самым как бы становится конгениален, присоединяется к гениальности творцов. Когда он копирует рисунок античной статуи, у него в голове возникают те же процессы, которые возникали у ваятеля. Или например, Иоганн Себастьян Бах и сам переписывал ноты, и заставлял учеников, и не говорите, что это потому, что не было тогда принтеров. Бах сознательно говорил, что переписывая ученик лучше познаёт произведение. Или например, студенты-художники много времени проводят, копируя картины мастеров.

С литературой та же история. Мы даём школьнику лучшие образцы языка не для того, чтобы он узнал, почему Татьяна с Евгением не поженились, а чтобы школьник научился так говорить и писать, как писал Пушкин. Почему Пушкин? Да потому что он вобрал и выразил ту речь, которая была вокруг, очистил её от суеты и мелочи, выделил главное, основное, и теперь надо эту основу передать детям. А дети не умеют, поэтому не хотят, им непривычно, и заставлять необходимо так же, как тренер заставляет школьника на турнике подтянуться ещё раз, постараться пересилить себя, чтобы стать сильней. Да это насилие, но именно насилием воспитывают людей.

Кстати, неплохо бы в качестве домашнего задания давать переписывание "Войны и мира".

(no subject)

"Он испытывал несчастную способность многих, особенно русских людей, — способность видеть и верить в возможность добра и правды и слишком ясно видеть зло и ложь жизни, для того чтобы быть в силах принимать в ней серьёзное участие. Всякая область труда, в глазах его, соединялась со злом и обманом. Чем они ни пробовал быть, за что он ни брался — зло и ложь отталкивали его и загораживали ему все пути деятельности. А между тем надо было жить, надо было быть заняту. Слишком страшно было быть под гнётом этих неразрешимых вопросов жизни, и он отдавался первым увлечениям, чтобы только забыть их". — Не, ну понятно, если ты наследник такого состояния, которое невозможно промотать, то можно отдаваться увлечениям, а что делать тем, кому не повезло так незаконно родиться? Приходится принимать участие в зле и обмане, потому что "всякая область труда..." и не "в глазах его", но на самом деле, в этом можно поверить глазам.

И ещё, писателям всего мира надо как-нибудь соединиться, сговориться, скинуться гонорарами, да и уничтожить все сочинения Льва Николаевича, потому что у читателя возникает недоумение, ведь можно же так писать, ведь написал человек однажды, отчего же вы, которые пытаетесь быть властелинами душ человеческих, отчего же у вас так не получается? Явно, вы халтурщики.

"Методологические аспекты механизации производства зерна в России"

Поменьше читайте всякие ЖЖ и "контакты", побольше читайте книги с названиями, подобными указанному выше. Я заинтересовался этой книгой, прочтя интересный анонс. Читая, обнаружил, что анонс весьма краткий и несколько сместил акценты книги.

Collapse )

Живые и мёртвое

Я прочёл замечательную книжечку. Называется "Живые и мёртвое". Автором человек с запоминающейся фамилией Марголит (по этой ссылке интересное интервью). Он расшифровал название в послесловии, в качестве которого использовал слегка усечённую цитату из Чернышевского:

Падающему всякая опора хороша, лишь бы подняться на ноги; и что же делать, если наше время не выказывает себя способным держаться на ногах собственными силами? И что же делать, если этот падающий может опереться только на гробы? И надобно еще спросить себя, точно ли мертвецы лежат в этих гробах? Не живые ли люди похоронены в них? По крайней мере, не гораздо ли более жизни в этих покойниках, нежели во многих людях, называющихся живыми? ... Источник не иссякает оттого, что, лишившись людей, хранивших его в чистоте, мы по небрежности, по легкомыслию допустили завалить его хламом пустословия. Отбросим этот хлам,-- и мы увидим, что в источнике еще живым ключом бьет струя правды, могущая, хотя отчасти, утолить нашу жажду. Или мы не чувствуем жажды? Нам хочется сказать "чувствуем",-- но мы боимся, что придется прибавить: "чувствуем, только не слишком сильно". (конец цитаты)

То кино, которое по смерти Советской власти можно бы считать мёртвым, на деле ещё выдаст "струю правды", лишь обратишься к нему, и тут уже вопрос к нам, нужна ли эта правда.

Радует, что автор совершенно серьёзно, без антикоммунистических завываний, без высокомерия интеллектуала победившего капитализма, а наоборот, с большим уважением к создателям и их труду, раскрывает нам сущность советского кино.

Приятно читать книгу, автор которой явно проштудировал "Науку логики".

Удивительно, что сегодня находят деньги на издание таких книг (дорогая, добротно оформлена), в которых есть такие вкусности: "Не достигнув своей главной цели — вот этой гармонии единичного и общего, — вздыбленный революцией мир не вырождается, не перерождается. Он не спасён... Революция, о которой столько твердили, на сей раз не совершилась. Ибо не соблюла основное условие. То самое, которое составляет её суть".

Завершение книги порадует товарищей: "Революция умерла. Да здравствует революция!"

Кто из питерских захочет прочесть, милости просим.

Унтер-офицерская вдова, которой не было


В каждом словаре крылатых фраз сказано, откуда проникла в нашу речь унтер-офицерская вдова, что с ней было на самом деле, и в каждом же словаре отмечено, что в широких народных массах этот образ употребляют в значении "человек, который своими действиями навредил сам себе".

 

Collapse )